официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Архив за день: 07.08.2013

Дело 12-ти. День 18-й. Запись судебного заседания 7 августа

12-30 У Луцкевича и Полиховича нет защитника. Ждем адвоката Дубровина.

Прокурор — Стрекалова.

Начали просмотр диска.

Судья: Смотрим приложение к протоколу. Замечания есть?

Шаров: В протоколе смешаны описание доказательств и опознание лиц. Прошу изъять видео как недопустимое доказательство.

Подсудимые поддерживают ходатайство Шарова.

Кривов: Тут не видно ни одного лица подсудимого. Как опознали?

Защита поддерживает.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Ходатайство Шарова об исключении доказательсва отклонить.

Кривов: У полицейских не было жетонов, лиц не видно, одинаковая одежда, опознать никого невозможно.

Дубровин: В протоколе описан один диск, осматривается другой.

Мохнаткин: В представленном видеоряде нет ни одного признака преступления, только противоправные действия полицейских.

Прокурор: Оглашается протокол. Том 28. С 152- …   и 196. Протокол состалял следователь Буркин. Фигурирует Акименков

Просмотр. Видим: Акименков стоит в толпе.

Замечания.

Бадамшин: О понятых, понятые — это одни и те же лица во всех оглашенных протоколах.

Акименков:  Прошу исключить протокол из доказательств, опознание меня не проводилось. Была очная ставка, что является недопустимым способом опознания.

Адвокаты поддерживают.

Макаров: Язык судебного заседания русский. А мы постоянно слышим: дивиди, самсунг, экспию… Прокурор сама не понимает, что читает… Лицензия устройства, на котором производились манипуляции,  не указываются. Вставляется диск в неизвестное устройство, уже и так все изъято неизвестно как. Без лицензии устройства не подлежат использованию.

Кривов: Без опознания Акименкова, упоминание его фамилии невозможно. Недопустимое доказательство. Прошу изъять.

Подсудимые поддерживают.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Отклонить ходатайство Кривова.

Борко: Никаких противоправных действий  Акименкова на видео мы не наблюдаем. Он стоит, потом машет руками, когда его задерживают — это все. Описание не соответствует просмотренному файлу. В протоколе следователем дается оценка события,  что недопустимо.

Прокурор продолжает чтение протокола. Фигурирует Барабанов (с длинными черными волосами).

Просмотр видео с потерпевшим полицейским Кругловым. С участием Барабанова и Лузянина

Бадамшин: Обращаю внимание, что опять те же понятые подписывают протокол. Я отчетливо увидел удар по почкам человека, которого ведут полицейские (Барабанов). В описании файла следователь этого не отметил.

Чанидзе. Мы можем видеть, что описание по протоколу и отсмотренный видеофайл  не соответствуют друг другу.

Шаров: Ходатайствую об изъятии из материалов дела этого доказательства.

Защита поддерживает.

Клювгант: Чтобы вам потом не мучиться с достоверностью доказательств, исключите лучше эти  видеофайлы сразу, как недопустимое доказательство.

Борко: Оценить эти произведения, сделанные неспециалистом, невозможно.

Макаров: Написано в протоколе «описанный мужчина известен следствию как Лузянин». Для прокурора, который  будет возражать, разъясняю, что следствие  — это исследование, дознание, а не человек и следствие знать ничего не может. Прошу признать доказательство допустимым.

Кривов: Какое отношение к этому имеет неопознанный Барабанов?

Прокурор: Возражаю. Все оформлено в соответствии с действующим законодательством.

Судья: Ходатайство Шарова отклонить.

Прокурор продолжает чтение протокола осмотра предметов.

Том 28 с. 173- и с 180. Фигурирует Белоусов

Бадамшин: О понятых, все те же — профессиональные понятые.

Чанидзе: Качество видео оскорбительно для участников процесса.

Белоусов: Нет привязки к месту, точно ли это Болотная? Обращаю внимание, что граждане скандируют мирные лозунги.

Горяйнова: Все копирование и монтирование производилось без специалистов, что, наверное, и объясняет его низкое качество. Эпизод длится три секунды, а по тайм-коду файла три минуты.  С другим файлом,  вообще, чудеса. Идет описание человека, называемого Белоусовым, он виден в кадре со спины, но описывается его «бородка на лице». Первые файлы не дают возможности составить представление о происходящем. Ничего не говорит о вменяемом Белоусову преступлении.

Миненков: Номер последнего файла уточните. Мы его уже смотрели.

Судья: Да. Это вырезки из того, что мы уже смотрели. Ходите на судебные заседания.

Мохнаткин: Качество не дает возможности составить какие-либо умозаключения о происходящем. Обвинение на аргументы защиты систематически говорит, что все соответствует нормам федерального законодательства. Обвинение не уважает защиту и суд.

Макаров: Кто на видео непонятно. На мой взгляд, это не замах, а инстинктивный взмах руками Акименкова при падении. Мы смотрим копии, над которыми производились манипуляции без специалиста. А следователь проводит с ними дальнейшие манипуляции. Что мы изучаем — техническое творчество следователя? Результаты манипуляций осмотрели понятые, которые  не понимают сути, надо их опросить. Сейчас прокурор берет нечто из конверта белого цвета, называет сиди, а смотрим мы это с оптического диска.

Горяйнова: Прошу исключить просмотренное видео как недопустимое доказательство.

Защита поддерживает.

Кривов: Протокол описания и сам видеодиск является недопустимым доказательством.

Подсудимые все поддерживают.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Ходатайство об исключении доказательства отклонить.

Прокурор продолжает чтение. С. 182-192. Протокол осмотра предметов и документов.  Долго читает описание эпизода Духаниной. Описано несколько видеофайлов, показывающих один и тот же эпизод с Духаниной, сделанных с разных камер. Прокурор зачитывает абсолютно одинаковое описание. Многократное повторение одного и того же текста про Духанину.

Перерыв на 30 мин. До 15-30.

15-40.

Просмотр.

Дубровин: Сотрудники полиции применяют к девушке (Духанина) удушающий прием — хватают за горло.

Бадамшин: Я традиционно обращаю внимание на профессиональных понятых.

Борко: В этом наборе видеофрагментов есть повторяющиеся кадры. Привязки ко времени и месту нет.

Шаров: Ходатайствую об исключении этого видео из доказательств. Это недопустимое доказательство.

Кривов: Несколько раз повторяется один эпизод. Один эпизод с трех камер показан, то есть три раза смонтировано.

Макаров: Сказано, что сотрудник ведет Духанину. Именно путем удушающего приема полицейские  ведут девушку, ухватив ее за шею. Это запрещенный прием. Мы видим компиляцию кадров с разных видео неизвестного происхождения. Монтаж скрывает неправомерные действия полиции.

Мы не видим крупно, что именно  в руках у девушки, не видно, чтобы она куда-то попала. А если бы попала, то вряд ли бы это могло вызвать боль. Добывать доказательства с нарушением закона недопустимо по УПК.

Клювгант: Протокол осмотра таковым не является: он совмещает три различных процессуальных действия:  осмотр,  дача показаний и опознание. Это недопустимо по УПК. Все три действия выполнены с грубейшими нарушениями. Поскольку к протоколу есть приложение в виде видео, то и оно тоже есть недопустимое доказательство. Прошу исключить из доказательств.

Защита и подсудимые поддерживают.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Ходатайство отклонить.

Прокурор продолжает чтение. Том 28. С 217, 219, 225.

Протокол осмотра. Эпизод с Кавказским. Составлен следователем Буркиным.

16-33. Просмотр видео.

Клювгант: Ходатайствую об исключении протокола осмотра и видео из доказательств как недопустимое доказательство, составленное с нарушением УПК.

Защита полностью поддерживает.

Бадамшин: Я опять обращаю внимание на профессиональных понятых.

Горяйнова: Подборка не говорит о вменяемом преступлении.

Подсудимые поддерживают.

Кривов: Невозможно разглядеть на красной майке портрет Чегевары. Это разгулявшаяся фантазия следователя Буркина.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Отклонить ходатайство Клювгванта.

Кавказский: Человек в форме наносит первым удар, остальные действия носят оборонительный характер. Заявляю, что я со следователем Буркиным не знаком.

Макаров: Ни в одной из прилагаемых справок не написано, откуда они и кем они были помещены. Где  ссылки.? Пустые графы. Например, 212 лист и др. Это что значит, что обвинение само заполнит эти графы?

Бадамшин: Вносит ходатайство …

Защита поддерживает.

Кривов: Прошу запросить справку о здоровье следователя Буркина в психо-неврологическом диспансере.

Акименков просит объявить перерыв по причине плохого самочувствия.

Судья его прерывает, но все поддерживают Акименкова и кричат, что он он плохо себя чувствует.

Судья: Перерыв до завтра до 11-30.

Дело 12-ти. День 18-й. Репортаж из зала суда Стеллы Мхитарян

В Мосгорсуде возобновляются слушания по «Делу 12-ти» после перерыва. Большой зал в апелляционном корпусе полупуст – ребят пришли поддержать всего порядка 50 человек. В их числе глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

Дмитрия Аграновского (адвокат Владимира Акименкова) сегодня нет, поэтому Володю будет защищать Руслан Чанидзе (адвокат Леонида Ковязина). Без защитников оказались Андрей Барабанов и Алексей Полихович. Их интересы сегодня будет представлять Дмитрий Дубровин (адвокат Александры Духаниной и Дениса Луцкевича).

Смотрим видео, соответствующее протоколу осмотра предметов (был оглашён днём ранее). На записи сотрудники полиции производят задержание гражданина, которого следователь Гуркин в протоколе называет Зиминым.

Общественный защитник Шаров ходатайствует изъять данный протокол из материалов дела. Сторона защиты поддерживает. Обвинение в лице Стрекаловой возражает. Судья Никишина ходатайство отклоняет.

Прокурор оглашает следующий протокол осмотра предметов. В тексте следователем указывается фамилия Акименков, действия которого описываются так: «Хаотично размахивает руками в сторону сотрудников полиции». Есть и такой перл: «Стоит, оглядываясь по сторонам». Это, безусловно, веское «доказательство» вины по 212 статье УК РФ («Массовые беспорядки»). Володя поднимает руку, но судья не обращает на это внимания. Просматриваем соответствующую запись.  После чего Акименков просит суд исключить протокол осмотра предметов. Он напоминает, что его опознание не проводилось, в связи с чем совершенно не ясно, каким образом следователь Гуркин (составивший протокол) мог его опознать. Кроме этого, Володя повторяет, что ему по-прежнему не видно из «аквариума» происходящее на видео. Все защитники поддерживают ходатайство.

Вячеслав Макаров (адвокат Сергея Кривова) делает замечания по тексту протокола. Он отмечает, что DVD RW – это формат, его никуда вставить нельзя (это касается отсутствия слова «диск»). Помимо этого, подпись понятого в соответствующей графе отсутствует. Сергей Кривов заявляет, что без процедуры опознания документ не правомерен. Стрекалова возражает и ссылается на то, что допустимость доказательств подлежит обсуждению судом в совещательной комнате. Никишина отклоняет заявленное ходатайство.

Дмитрий Борко (общественный защитник Александры Духаниной) говорит, что на видео не наблюдается никаких значимых действий, поэтому его предоставление в качестве доказательства вызывает недоумение. Кроме того, защитник заявляет, что не увидел на записи никаких «хаотичных движений руками».

На часах без десяти час. Прокурор зачитывает протокол. В его тексте фигурирует фамилия Барабанов, который по описанию «активно сопротивляется сотрудникам полиции, пытается вырваться из их рук». Также, упоминается фамилия Лузянина (прим. – Максим Лузянин признал свою вину и 9 ноября 2012 года был осуждён на 4,5 года колонии общего режима). Пытаемся посмотреть видео, однако запись постоянно прерывается. В связи с этим Шаров просит исключить эти доказательства. Руслан Чанидзе так же отмечает, что не удалось ничего увидеть или услышать из того, что было прочитано прокурором.

Вячеслав Макаров делает замечание по поводу цитаты из протокола: «Описанный мужчина известен следствию как Лузянин». «Следствие – это синоним слову расследование, выяснение, дознание; существительное среднего рода. Это термин, не является никаким одушевлённым существом», — добавляет адвокат. Он просит признать доказательство недопустимым.

Со стороны защиты все поддерживают, обвинение вновь против. Стрекалова считает, что протокол соответствует федеральному законодательству. Суд постановил ходатайство отклонить.

В полвторого прокурор начинает оглашать следующий протокол осмотра предметов. На этот раз указывается фамилия Белоусов. Соответствующие видеозаписи, опять-таки, прерываются. В связи с чем адвокат Чанидзе заявляет, что это просто неуважение к участникам процесса и к суду. Горяйнова (адвокат Ярослава Белоусова) замечает, что видеоряд подвергался монтажу, копированию. Помимо прочего, из протокола следует, что гражданин стоял спиной к снимающему. Но при этом даются такие подробности при описании, как, например, наличие бородки.

Лиханова (общественный защитник Ярослава Белоусова) ходатайствует об исключении протокола. Адвокаты и подсудимые поддерживают заявление, а Сергей Кривов считает, что исключить необходимо не только протокол осмотра, но и сами видео. Обвинение снова возражает – судья снова отклоняет.

Далее оглашается ещё один протокол. Звучит фамилия Духанина. Без пяти три Никишина объявляет 30-минутный перерыв.

В 15:45 начинаем просмотр видеозаписей. Дмитрий Дубровин обращает внимание на удушающий забор девушки, которая изображена на видео. Макаров замечает, что ни на одном файле не видно момента броска, кроме предмета, похожего на пластиковую бутылку, причём пустую. Защита просит документ исключить, обвинение возражает, судья ходатайство отклоняет.

В начале пятого зачитывается следующий протокол. В его тексте упоминается фамилия Кавказский: «Сотрудник полиции пытается нанести удар резиновой дубинкой, но промахивается. Сразу после чего Кавказский наносит удар левой ногой по правому предплечью». После этого смотрим видео.

Вадим Клювгант (адвокат Николая Кавказского) ходатайствует об исключении протокола осмотра предметов по следующим основаниям. Под видом осмотра содержатся сведения, не относящиеся к осмотру, а имеющие отношение к опознанию. А опознание не может смешиваться с другими действиями. Кроме того, в протоколе содержатся элементы дачи показаний. «Дача показаний одного лица самому себе не предусмотрена. Если человек дал показания, он не может выступать ни в каком другом качестве», — заявляет адвокат. Он отмечает, что таким образом нарушается ряд норм УПК (Уголовно-процессуальный кодекс). Сторона защиты поддерживает, Стрекалова традиционно возражает, суд постановляет ходатайство отклонить.

Николай Кавказский заявляет, что сотрудник полиции первым наносит удар и лишь потом следуют оборонительные действия. «С Гуркиным я не знаком», — заключает Николай.

Макаров хочет узнать у обвинения, почему справки в деле пустые и кто их будет заполнять? Судья говорит, что никакие справки судом не рассматривались, а потому он не может задавать подобные вопросы. Тогда Сергей Бадамшин (адвокат Марии Бароновой) просит огласить данные справки. Подсудимые поддерживают заявление. Сергей Кривов предлагает также запросить справку о состоянии здоровья Гуркина в психоневрологическом диспансере. Зал отвечает аплодисментами. Володя Акименков тоже поддерживает, но просит судью объявить перерыв или отложить заседание. Он говорит, что вчера их увезли в одиннадцатом часу, а в камеру они попали поздно ночью. Алексей Полихович поддерживает заявление Володи и ходатайство. На это Никишина отвечает, что никакое заявление Акименкова не обсуждается.

Часы показывают 16:55. Кто-то из адвокатов просит сделать перерыв, раз подсудимым плохо. «Без обсуждения ходатайства?» — негодует судья, но все же объявляет перерыв.

Следующее заседание 8 августа в 11:30.

Стелла Мхитарян

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.