официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Архив за день: 08.08.2013

Дело 12-ти. День 19-й. Репортаж из зала суда Стеллы Мхитарян

В Мосгорсуде продолжаются слушания по «Делу 12-ти». Пришедших поддержать ребят немного – порядка 50 человек. Среди них председатель партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов.

На заседании отсутствуют адвокаты Алексея Полиховича, поэтому сегодня его интересы будет представлять Дмитрий Аграновский (адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова).

Вчерашнее ходатайство Сергея Бадамшина (адвокат Марии Бароновой) об оглашении справок в деле суд оставляет без удовлетворения.

В полдень обвинение (его вновь представляет одна Стрекалова) зачитывает протокол осмотра предметов. В тексте фигурирует фамилия Ковязин: «Толкает кабинку биотуалета жёлтого цвета». Соответствующее видео при попытке просмотра постоянно прерывается. Тем не менее, видны жёсткие действия полиции при задержании граждан.

Сергей Бадамшин заявляет, что от передвижения кабинок туалетов ни один из полицейских не пострадал. Алексей Ветринцев (адвокат Леонида Ковязина) замечает, что следователь не проводил опознания его подзащитного, однако даёт самопроизвольную идентификацию. Адвокат просит признать данный протокол недопустимым доказательством. Сторона защиты его поддерживает. Обвинение возражает, так как «не видит оснований». Суд ходатайство отклоняет.

Государственный обвинитель зачитывает следующий протокол осмотра предметов (документов), где указывается фамилия Кривов. Далее просматриваем видео, качество которого оставляет желать лучшего.

Вячеслав Макаров (адвокат Сергея Кривова) отмечает, что на видео хорошо видно избиение ОМОНом граждан: «На втором файле упавшего гражданина избивают сотрудники полиции». При этом файл состоит из нарезок, он прерван таким образом, чтобы скрыть незаконные действия полиции. Кроме того, адвокат обращает внимание, что на конверте, в котором находится диск, стоит подпись не следователя и не понятых. А следователь создаёт искусственные доказательства путём их вырезания, копирования на электронный носитель: «Сам создаёт новые доказательства, сам приобщает». В связи с этим Макаров ходатайствует протокол осмотра и приложения к нему признать недопустимыми доказательствами и исключить из материалов дела. Ведь следователь сам произвёл некое опознание, не зафиксировав его должным образом, и допрашивал сам себя, то есть выступил свидетелем.  Также адвокат просит предоставить защите возможность ознакомиться с оригиналами доказательств.

Сергей Кривов заявляет, что себя на видео не увидел, со следователем Гуркиным не знаком и никогда с ним не встречался. «Стандартная процедура опознания не проводилась, голословную интерпретацию считаю недопустимой», — заключает подсудимый.

Мария Баронова говорит, что любые ходатайства защиты очевидным образом отклоняются, а суд поддерживает прокуратуру.

Защитники и подсудимые заявление Макарова поддерживают. Стрекалова возражает, по её мнению, доказательства получены в полном соответствии с федеральным законодательством. Никишина отклоняет ходатайство. Зал негодует, тогда судья требует удалить первый ряд зрителей из зала. Вадим Клювгант (адвокат Николая Кавказского) просит оставить мам подзащитных. На что судья отвечает: «Пусть мамы проветрятся». Тогда встаёт Володя Акименков: «Я призываю весь зал покинуть судебное заседание». Люди выходят.

Далее оглашается протокол, в тексте которого упоминается фамилия Луцкевич: «Среди граждан, несущих металлические ограждения, находится Луцкевич». Без десяти три Никишина объявляет получасовой перерыв. После него Макаров указывает на отсутствие на диске даты и подписи понятых. На видео, соответствующему зачитанному документу, наблюдаем жёсткие действия ОМОНа. Сотрудники полиции начинают задерживать молодого человека, который просто стоит.

Сергей Бадамшин указывает на участие тех же профессиональных понятых, а также на ошибки в наименовании их местожительства (город ЛюберцИ вместо Люберцы) и в именах Антов (вместо Антон). Дмитрий Дубровин (адвокат Дениса Луцкевича и Александры Духаниной) заявляет, что следователь Гуркин постоянно ссылается на подсудимого Луцкевича, хотя его опознание не проводилось.

Сергей Кривов говорит, что у изображённых на видео полицейских нет жетонов. Они просто выхватывают человека и начинают его бить. Далее он заявляет, что не увидел Дениса Луцкевича на видео. Сергей Кривов ходатайствует вызвать следователя Гуркина и понятых в суд, а также провести техническую экспертизу по правилам УК (Уголовный кодекс) с целью идентификации на них подсудимых и потерпевших. Помимо этого, он просит истребовать исходные доказательства. Часть защитников и подсудимых полностью поддерживает заявление, часть оставляет решение вопроса экспертизы на усмотрение суда. Обвинение возражает против всех частей заявления. «Выслушав мнения сторон, суд постановил: ходатайство о вызове следователя Гуркина, понятых, технической экспертизе и истребования оригиналов отклонить».

Дмитрий Дубровин просит суд разрешить Александре Духаниной (находится под домашним арестом) сменить адрес места жительства и регистрации для проживания с законным супругом (прим. – 26 июля 2013 года Александра Духанина и Артём Наумов зарегистрировали брак).

Николай Кавказский: «Поддерживаю. Считаю, что любящим людям надо жить вместе». Все ребята и защитники поддерживают ходатайство.  Стрекалова говорит, что свидетельство о заключении брака предоставлено в копии. Решение о смене места регистрации «принимают отнюдь не судебные органы». По её мнению, Духанина не лишена права проживания по тому адресу, где она сейчас находится под домашним арестом, проблем у неё никаких, потому заявляет: «Я возражаю». В 16:20 суд удаляется для принятия решения. Спустя 40 минут Никишина объявляет, что суд не усмотрел оснований для удовлетворения ходатайства.

Леонид Ковязин говорит, что неспособность сопереживать любящим – признак тяжёлого психического заболевания. И заявляет отвод Стрекаловой. Зал аплодирует. Кто-то со стороны защиты поддерживает, кто-то оставляет данный вопрос на усмотрение суда. После 20-минутных раздумий суд отклоняет ходатайство.

В половине шестого обвинение начинает оглашать следующий протокол осмотра предметов (документов). На этот раз фигурирует фамилия Полихович. Просматриваем видеозаписи.

Дмитрий Аграновский отмечает, что оригинальные носители не изымались. В нарушение статей 180 и 193 УПК РФ («Протоколы осмотра и освидетельствования» и «Предъявление для опознания» соответственно) указывается конкретное лицо – Алексей Полихович.

Макаров обращает внимание на ошибку в протоколе: вместо «Болотная площадь» написано «Болтоная площадь». Кроме того, на представленных фрагментах нет того, что зачитывается по протоколу. Адвокат ходатайствует исключить протокол и приложения к нему из материалов дела. Защита снова поддерживает, Стрекалова в очередной раз возражает.

«Фантастику я могу почитать в библиотеке, я не для этого сюда пришёл», — добавляет Макаров.

Судья отклоняет ходатайство и в начале седьмого объявляет перерыв.

Следующее заседание – 13 августа в 11:30.

Стелла Мхитарян

Дело-12-ти. День 19-й. Запись судебного заседания 8 августа

11:43 Судебное заседание начинается.

В огромном зале человек 50 – родственники, друзья, сочувствующие – это слушатели. Среди них сегодня присутствуют Георгий Сатаров и Эдуард Лимонов. Они сидят рядом в первом ряду.

Девять ребят – в  аквариуме. Трое подсудимых (Мария Баронова, Александра Духанина, Николай Кавказский) и человек 15 адвокатов сидят за столами. Напротив — прокурор Стрекалова – круглолицая молодая женщина в голубой форменной рубашке, с хвостиком и челкой, закрывающей половину лица – это государственный обвинитель. На на возвышении председательствующая в черной мантии — судья Никишина.

Бадамшин: Заявляю ходатайство об исследовании справки, находящейся в томе 28 на стр. 226.

Защитники и подсудимые все дружно поддерживают ходатайство.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Отклонить ходатайство Бадамшина.

Кривов: Ходатайствую о запросе справки из психоневрологического диспансера о здоровье следователя Буркина. Буркин видит на экране то, чего нет. Возникают сомнения в его адекватности (зачитываемые второй день протоколы составлял следователь Буркин со множественными нарушениями и выборочным пристрастным описанием: противоправные действия полиции не описаны, подсудимые называются по фамилии без опознания, следователь дает свои оценки, все протоколы, составленные в разные дни подписаны одними и теми же понятыми).

Подсудимые поддерживают, Белоусов — на усмотрение суда.

Защита поддерживает.

Клювгант: Поддерживаю. Следователь Буркин нужен в этом зале

Мохнаткин: У Буркина фантазии.

Макаров: Поддерживаю.

Прокурор: Возражаю. Следователь Буркин является действующим сотрудником СК РФ. Сомневаться в его душевном здоровье не приходится.

Судья: Отклонить ходатайство Кривова как не относящееся к существу  судебного разбирательства.

Прокурор. Читает дело. Том 28, листы 227, 233, 234, 242.

Протокол осмотра предметов и иллюстрационная таблица.

Фигурирует  Ковязин. Описаны разные файлы. Сюжет один — передвижение  кабинок биотуалетов.

12:28 Начат просмотр видео по Ковязину и кабинкам биотуалетов

Замечания.

Бадамшин: Опять понятые — те же самые лица, что и в предыдущих протоколах. Прошу отметить, что ни один полицейский не пострадал.

Ветринцев: Лицо называют «Ковязин», но опознания не было. Это незаконно и  недопустимо.

Баронова: Мне пришла смс, что пристав во время просмотра сказал «валять его в ссаках». Удалите пристава.

Горяйнова: Человек на видео подвергается унижению, его валяют в луже экскрементов, полицейский наступает лежащему на голень.

Тарасова: Лиц не видно, а фамилия человека фигурирует.

Кривов: У полицейских нет жетонов. При падении кабинок повреждений не возникает, крыши уже помяты. Кабинки — их 4, а не 6, как написано.

Дубровин: У кабинки уже сломана крыша.

Мохнаткин: Демонстрантов обвиняют в повреждении кабинок, которые уже были повреждены, хотят возместить поломки за счет демонстранотов.

Судья: Баронова — вам замечание.

Баронова: Встает, пытается говорить о приставе, который делал оскорбительные замечания «валять его в ссаках» (про эпизод с человеком валяемом в жидкости из туалетов).

Судья: Замечание. Баронова, вы будете удалены из зала.

Ветринцев: Ходатайствую исключить данное видео как недопустимое доказательств.

Защита поддерживает.

Борко: Заявляю протест на недостойное поведение пристава.

Сидоркина: Следствием производилась нарезка файлов.

Подсудимые поддерживают.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Ходатайство Ветринцева отклонить.

Прокурор. Начинает читать.

Макаров: (Пытается что-то сказать, судья его прерывает). Возражения на действия председательствующего.

Судья: Замечание за пререкания с председательствующим.

Прокурор: Читает протокол описания. Фигурирует Кривов.

Макаров: Когда окончены следственные действия? Когда были приобщены эти материалы?

Прокурор: 17 ноября 2012.

Макаров: Подписано «Пашков». Нет подписи ни Кривова, ни его адвоката. Что это значит?

Просмотр видео.

Макаров: На последнем файле видно, что ОМОН избивает граждан. На первом видео вообще ничего примечательного нет. На втором видео видно, что упавшего гражданина избивает ОМОН. На пятом — полиция бьет гражданина и наскакивает на граждан. Нарезка сделана так, что скрывает противоправные действия полиции. Файл прерывается, состоит из нарезок. В протоколе следователь Буркин пишет, что граждане двигают на ОМОН ограждения. Мы же видим, что ОМОН бьет граждан, очевидна  попытка обелить ОМОН. Имеет место предвзятость следователя.

Диск извлечен 17 ноября из конверта без повреждений конверта несколько раз — это следует из материалов дела. Это чудеса какие-то.

Следователь при просмотре создает искусственное доказательство путем нарезки. Приобщает доказательство путем создания. Это вновь созданное Буркиным доказательство мы тут и исследуем. Это юридические новации (сарказм)!  Прошу протокол и приложение к нему признать недопустимым доказательствам и исключить по перечисленным основаниям. Также следователь сам произвел опознание, не зафиксировал, а просто указал в протоколе фамилии. Все было сделано с одними и теми же понятыми. Протокол не подписан ни Кривовым, ни его адвокатом.

Указанный диск запечатывался Буркиным 17 ноября, следователь вскрывал конверты исследовал диск с понятыми — так создавался новый протокол… Да, такие манипуляции вызывают вопросы. Следователь, получается, сам себя опрашивал как свидетель, то есть два в одном. Это делает невозможным его дальнейшее участие в следственных действиях в качестве следователя. Есть ли где эти материалы, на которые следователь ссылается, где они находятся?. Из каких сундуков следствие и обвинение все эти диски  достает? Какие действия с ними производились?

Пашков: Я хочу посмотреть на свою подпись. Заявляю, что я не ни разу в следственных действиях по Кривову участия не принимал. (Смотрит)  Подпись вроде моя… Вопросы… Странное создание доказательств. Следователь нарезает кадры и выдает их за новое доказательство. Законом не предусмотрено искусственное создание доказательств. Ходатайство обосновано поддерживаю.

Бадамшин: Опять те же профессиональные понятые, с те ми же ошибками в написании адресов.

Мохнаткин: Неправильное описание. Рост описан непрофессионально. Описание и увиденное не соответствует друг другу. Отмечаю, что обвиняемый Кривов участия в следственных действиях не принимал и ничего не подписывал.

Борко: Мы уже смотрели целое видео, зачем смотреть повторно? Отмечаю, что даже большие ранее отсмотренные видео являются компиляцией с монтажем — это монтированный документальный фильм. Невекс Тиви выпустило документальный фильм, они этого не скрывают, это монтаж изначально. Буркин переписывает фрагменты и сам нарезает из уже смонтированного новое доказательство. Мы видим, что полиция продавливает решетки на демонстрантов, а не не демонстранты давят, что написано в протоколе. При этом событие в своей логике не просматривается. Откуда взялись решетки? Ходатайство поддерживаю. Время начало и конца отсмотра с целью нарезания — это около часа. Совокупная длина отсмотренного час, а реально на записи это два часа. Вопрос: как следователь все это отсмотрел.

Кривов: Не вдаваясь пока в содержание просмотренного. Я себя не увидел на этом видео. Буркина я не видел, он меня тоже, а если и видел, то не меня. Опознающий должен указать по каким именно признакам опознал, с кем сравнивал -  ничего этого нет. Напоминаю, что предусмотрена ответственность за свое опознание, экспертиза проводится по регламенту. Мы же изучаем бред некомпетентного лица. Экспертиза не опознает меня, поскольку по данному видео это невозможно. Ходатайствую об экспертизе опознания. С ходатайством Макарова согласен и поддерживаю. Нарезанные и смонтированные кадры, где есть, якобы Кривов, считаю недопустимым доказательством.

Горяйнова: Поддерживаю. Сейчас протокол от 17 ноября исследуется. Аналогично был протокол по Белоусову  от 25 ноября. Нельзя не только себя узнать, но и выводы сделать невозможно. Это относится ко всем ранее просмотренным видео.

Аграновский: Описание Буркиным тенденциозно, он сам нарушает при этом закон.

Клювгант: Три процессуальные действия содержатся в одном протоколе — это чудовищная фальсификация. Ходатайство поддерживаю.

Вся защита поддерживает.

Емельянов: Подписанпротокол Пашковым, который не уверен в своей подписи и заявил, что участия в следственных действиях по Кривову не принимал.

Баронова: Действия не имеют смысла. Поскольку разбирательство не имеет целью установление истины. Я не понимаю, как себя тут вести. Суд поддерживает обвинение, и вы ваша честь все это допускаете.

Прокурор: Возражаю.

Судья: Ходатайство Макарова отклонить.

Возмущенные крики в зале.

Судья: Удалить первый ряд!

Вышли матери — Луцкевич, Кавказская, Сатаров. Возмущение в зале.

Акименков кричит: «Все выходите!»

Все слушатели всталии вышли из зала.

Далее — со слов адвоката.

Прокурор. Читает. Фигурирует Луцкевич

Перерыв.

15-30 После перерыва слушатели входят в зал.

В зале присутствует эксперт общественного наблюдательного совета. Женщина-эксперт просит говорить громче, предупреждает, что  ведется запись, осуществляется мониторинг суда.

Судья: Замечание!

Эксперт: Говорите громче.

Судья: Приставы, удалите из зала!

Женщину выводят двое приставов.

Просмотр видео по Луцкевичу.

Бадамшин: Привычно о понятых. Все те же.

Дубровин: Молодой человек не вырывается а прикрывается рукой. Файлы 3 и 5 повторяются. Качество видео низкое.

Мохнаткин: Это не доказательство. Такое видео выносить в суд оскорбительно. Это недопустимые доказательства.

Аграновский: Из-за технических проблем все файлы без времени и реального звука.

Горяйнова: Я сравнила видео с протоколом и таблицами. Следователь отмечает, что начинается задымление, «Луцкевич бросает предмет в сторону полицейских». Но на кадрах же лиц вообще не видно. Видно только, что полиция из-за задымления бьет демонстрантов дубинками. Какой предмет летит не видно. То, что мы видим, в протокол не входит, а что не видим — в протоколе.

Кривов: Жетонов у полицейских нет. Видим рейд полиции, они выхватывают парня в голубой рубашке (называемый в протоколе Луцкевич) и начинают его бить. Я Луцкевича не увидел. Где его искать на видео?  Ходатайствую о вызове следователя Буркина в суд,  а также прошу исследовать все носители. Прошу истребовать все исходные записи и экспертов к ним. Необходимо вызвать в суд и понятых.

Судья: Обсуждаем ходатайство.

Бадамшин: Я тоже хочу видеть Буркина в суде. К нему есть вопросы. Сомнения должны быть развеяны в суде. А также ходатайствуюо вызове понятых.Поддерживаю.

Клювгант: Необходимо восстановить обстоятельства достоверности. Поддерживаю.

Аграновский: Необходимо исследовать подлинники на носителях.

Защита поддерживает ходатайство Кривова.

Борко: Мы видим результат непрофессиональных действий. Необходимо участие технических специалистов. Поддерживаю.

Защита и подсудимые поддерживают. Полностью или частично

Прокурор: Возражаю.

Судья: Ходатайство отклонить.

Макаров: По протоколу и приложению к нему. На диске отсутствуют подписи понятых и время опечатывания. Производство следователя незаконно. Чем руководствовался следователь при манипуляциях -  непонятно. На нелицензированном оборудовании с помощью нелицензионных программ производил действия не будучи специалистом. Действия следователя можно квалифицировать как злоупотребление полномочиями.

Видим, что человек держится за голову после удара дубинкой. Люди сидят на асфальте, полиция же совершает в отношении них противоправные действия. Полиция бьет демонстрантов дубинками. Слышно, что ведущий говорит «ОМОН пошел в рассечение» . Подчеркиваю, что это не военные действия и еще никаких действий демонстранты не предпринимают. Полиция бьет граждан дубинками по головам!

Дубровин: Ходатайствую об изменении места проживания Духаниной. Прошу ее переезда к законному мужу. Вот свидетельство о браке.

Судья: На каких правах? Какие у вас есть основания там находиться?

Духанина: Я там прописана.

Обсуждается.

Бадамшин: Духанина ни разу не нарушала режим содержания. Прошу удовлетворить.

Все — защита и подсудимые — горячо поддерживают.

Клювгант: Даже неловко это обсуждать — в силу неотъемлемого конституционного права человека. Конечно поддерживаю.

Кавказский: Любящие люди должны жить вместе.

Прокурор: Уточняющий вопрос.У вас какие в постановлении наложены ограничения? Так…

Оригинал брака не представлен. Ходатайство по изменению адреса не подлежит удовлетворению. Возражаю.

Судья удаляется для вынесения решения.

16-57. Судья ходатайство отклоняет.

В зале кричат «Позор!»

Ковязин (эмоционально): У прокурора нет сердца — ходатайствую об отводе прокурора!

(Люди возмущены заявлением прокурора Стрекаловой – возгласы, хлопки).

Судья: Вывести тех, кто хлопал!

Двоих выводят из зала.

Судья: Приставы! Взять с них объяснения!

Баронова: Этот суд не является судом, это — театр!

Судья: Вам замечание, Баронова!

Защита поддерживает ходатайство об отводе прокурора или говорят «на усмотрение суда».

Судья удаляется для решения.

17:25 Судья отклонила ходатайство об отводе прокурора Стрекаловой.

Прокурор. Читает том 28, листы  58, 65.

Протокол осмотра предметов. Фигурирует Полихович.

Смотрим видео.

Замечания по просмотру.

Дубровин: Полицейские бьют людей. Лицо рассмотреть нельзя. Время и место установить нельзя.

Бадамшин: Я опять про профессиональных понятых.

Аграновский: Изымались уже неоригинальные записи. Ни одной камеры к делу не приобщено. Называние неопознанного лица «Полихович» — это не протокол, а форма ориентировки суда. Где оригинальные носители, как была получена эта запись -неизвестно. Временная шкала не присутствует. Нет оснований полагать, что это именно Болотная. Непонятно, кто на записи. Это ориентировки, а не протокол! Хорошо, что у нас профессиональный судья и ее не собьешь, а если бы были присяжные?

Макаров: Обвинение не дает нам ознакомится  с вещественными доказательствами (видео) в зале суда. В голове у следователя несоответствие. В протоколе не написано нигде «Болотная площадь», написано «Болтонная площадь». А на Болотную площадь, как известно, пройти было нельзя, а можно было пройти только в сопровождении  двух полицейских, и только в автозак. Диск под одним номером присутствует много раз — это что  – контрафактная продукция, которая подлежит уничтожению?  Может обвинение ко вторнику разберется и объяснит, почему один и тот же диск с одним номером все время извлекается из всех «неповрежденных конвертов белого цвета с надписью «СК» ?Это  само по себе уже делает доказательства недопустимыми. Прошу видео и протокол исключить из доказательств. Мы в протоколе одно читаем, а на дисках мы это не видим. Оригиналы отличаются от просматриваемого видео.

Защита и подсудимые поддерживают.

Аграновский: Дайте оригиналы записи. На диски видео никто не записывает. Где камеры?

Прокурор: Возражаю. Доказательства получены с требованием законодательства. Подлежат оценке на достоверность в совещательной комнате.

Сторона обвинения представляет свои доказательства в том порядке, в каком  считает нужным.

Макаров: Я пришел в суд ознакомиться не с фантастикой а с доказательствами!

Судья: Отклонить.

Макаров: То есть, материалов у суда сейчас нет?

Судья: Ходатайство разрешено.

Кривов: Эпизод с барьерами. Граждане не давят на полицейских, а, наоборот, находятся на расстоянии от барьеров, граждане уворачиваются от ударов полицейских и прикрываются. Граждане используют барьеры для защиты от противоправных действий полиции.

Судья (раздраженно): Перерыв. До вторника. 11-30.

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.