официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Дело 12-ти. 26-й день. 27 августа. Репортаж из зала суда Стеллы Мхитарян

Фото Александра Барошина

 

Замоскворецкий районный суд продолжает рассмотрение «Болотного дела» в отношении 12-ти фигурантов в здании Московского городского суда. Напомним, по так называемому «Делу 12-ти» проходят: Владимир Акименков, Андрей Барабанов, Мария Баронова, Ярослав Белоусов, Александра Духанина (ныне Наумова), Степан Зимин, Николай Кавказский, Леонид Ковязин, Сергей Кривов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Артём Савёлов.

На сегодняшнее заседание явился ещё один потерпевший стороны обвинения – Кувшинников Кирилл Евгеньевич. Потерпевший просит приобщить к материалам дела справку, свидетельствующую о том, что он будет находиться в командировке на Северном Кавказе в течение 180 суток. Судья Никишина удовлетворяет ходатайство.

Продолжается допрос потерпевшего сотрудника полиции ОМОН ЦСН ГУ МВД России по городу Москве Куватова Дениса Александровича, которому сторона защиты на прошлом заседании от 22 августа не успела задать все интересующие её вопросы.

Сергей Кривов спрашивает, знает ли потерпевший сотрудника полиции, который оформлял рапорт на Степана Зимина, и какую статью КоАП («Кодекс об административный правонарушениях») инкриминировали Степану? Является ли агрессивный настрой гражданина основанием для его задержания, а выкрикивание лозунгов – административным правонарушением? Но все эти вопросы снимаются.

Сергей Миненков (адвокат Николая Кавказского) хочет узнать, во сколько Куватов оценивает причинённый ему вред, однако судья снимает этот вопрос.

Максим Пашков (адвокат Степана Зимина) ходатайствует об изменении порядка исследования доказательств и просит огласить: 1) медицинскую экспертизу о характере повреждений; 2) протоколы допроса от 8 мая и 6 июня 2012 года в связи с существенными противоречиями в показаниях Куватова, которые он давал в судебном заседании и в ходе предварительного следствия. В частности, потерпевший заявил, что камень попал ему в руку один раз, в то время как в протоколе указано, что камни неоднократно попадали на кисть правой руки. В ходе судебного заседания Куватов говорил о многократных бросках предметов, хотя в протоколе от 6 июня указан лишь один случай броска. Также в ходе предварительного следствия не отражён эпизод попыток Степана Зимина  затащить Куватова в толпу. Обвинение в лице Костюк возражает, так как «оснований нет»: «Я противоречий не вижу». Невероятно, но факт: судья Никишина удовлетворяет оба ходатайства.

Согласно зачитанной судебно-медицинской экспертизе, характер образования перелома пальца Куватова «полностью исключает возможность получения в результате падения на бордюр или удара, в том числе, куска асфальта». Потерпевший результаты экспертизы не оспаривал, но отвечая адвокату Максиму Пашкову заявляет, что не согласен с заключением. Однако почему – пояснить не может. Около часа судья объявляет, что допрос потерпевшего Куватова окончен.

Начинается допрос сотрудника полиции ОМОН ЦСН ГУ МВД по городу Москве Кувшинникова Кирилла Юрьевича, который на момент 6 мая 2012 года был командиром взвода, младшим лейтенантом полиции.

Давая ответы обвинению, Кувшинников говорит примерно то же, что и на прошлом заседании Куватов: около 15:00 приехал на Большой каменный мост, позже были сформированы группы задержания, чтобы задерживать агрессивно настроенных граждан. По его словам, прорыв произошёл примерно спустя 40 минут – час после этого. Состав группы задержания постоянно менялся в зависимости от ситуации. Всего им было задержано в районе 10-12 человек. Кувшинников заявляет, что ему знаком Степан Зимин, который в ряду граждан в масках совершал противоправные действия. Он вместе с прапорщиком Литвиновым и сержантом Куватовым производил задержание Степана, но не видел, как Зимин попал в Куватова. Также потерпевший говорит, что получил телесные повреждения: удар под колено, в кисть, растяжение лодыжки во время задержаний. Также ему под ноги попали две дымовые шашки, от которых исходил бело-красный дым. Он обратился в скорую помощь на Болотной площади, а на следующий день – в поликлинику.

Кувшинников отмечает, что просматривал видео с событий на Болотной площади. Он узнал на нём себя и прапорщика Литвинова. Следственных действий, кроме очной ставки со Степаном Зиминым и допросов, не проводилось.

Максим Пашков интересуется, знает ли Кувшинников, кто нанёс ему указанные повреждения? Потерпевший говорит, что не знает: «Предполагаю, что Зимин к этому не имеет отношения». «То есть Вы не обвиняете Зимина?» – уточняет адвокат. Кувшинников отвечает, что в своих повреждениях – нет.

Помимо прочего, потерпевший признаёт, что его лично Зимин не пытался затащить в толпу и ему лично никаких ударов при задержании не наносил, но пытался уйти. Рапорт на задержание Степана он не составлял и, соответственно, причина задержания, указанная в рапорте, ему не известна, ровно как и то, кто составлял рапорт.

Алексей Мирошниченко (адвокат Алексея Полиховича) пытается выяснить, по каким критериям оценивали агрессивность граждан? Кувшинников говорит о выкриках. Дмитрий Аграновский (адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова) спрашивает, какой нормативный акт запрещает выкрикивать на массовом мероприятии? Но вопрос снимается.

Кувшинников заявляет, что, наверное, считает себя потерпевшим от событий 6 мая 2012 года, но отмечает, что данные подсудимые отношения к его повреждениям не имеют. Подсудимому Сергею Кривову Кувшинников не смог вразумительно объяснить, каким образом опознал себя на видео в шлеме с закрытым забралом и Литвинова. Вместе с тем он признаёт, что при задержании не представлялся, так как «не имелось такой возможности», и что причина задержания не объяснялась.

Около трёх часов дня, после 30-минутного перерыва, Николай Кавказский спрашивает, слышал ли потерпевший недовольство граждан действиями полиции? Кувшинников отвечает, что в связи с производившимися задержаниями граждане говорили, что полиция «за нынешнюю продажную коррупционную власть». Далее на протяжении около часа потерпевшего расспрашивает Вячеслав Макаров (адвокат Сергея Кривова). Так он задаёт вопрос, предлагали ли полицейские гражданам прекратить противоправные действия и что именно они говорили? Кувшинников заявляет, что демонстрантов просили разойтись и «покинуть данную территорию». Тогда адвокат хочет понять, на каком основании граждан просили покинуть территорию, предназначенную для согласованного массового мероприятия? Но потерпевший не может этого пояснить. Отвечая Макарову, Кувшинников утверждает, что он не применял ПР-73 (прим. – резиновая палка) в отношении граждан и не бил кого-либо руками/ногами.

Сергей Кривов спрашивает, знакомился ли Кувшинников с постановлением о признании себя потерпевшим? «Наверное, знакомился», – отвечает потерпевший. Далее Сергей Кривов уточняет, получал ли тот копию постановления? Ответ отрицательный. Также Кувшинников не помнит, подавал ли он следователю заявление с требованием признать себя потерпевшим.

К 16:45 вопросов у стороны защиты не осталось, в связи с чем судья заявляет об окончании допроса потерпевшего Кувшинникова и объявляет перерыв до завтра, 28 августа, до 11:30.

 

Стелла Мхитарян


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.