официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Дело 12-ти. День 14-й. Репортаж из зала суда

В Мосгорсуде с 40-минутным опозданием возобновляются слушания по «Делу 12-ти». Зал, который может вместить более ста человек, полон. Кроме того, ребят сегодня поддерживает и глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.
На этот раз ребят даже посадили в два разных «стакана» (прим. – зал для резонансных дел в апелляционном корпусе Мосгорсуда оборудован двумя стеклянными «клетками»).

Владимир Акименков: У меня заявление.

Судья: Нет, Акименков.

Владимир Акименков: Мне защитника надо заявить.

Судья: Какого защитника?

Владимир Акименков: Сумина Дмитрия Леонидовича.

Судья Никишина интересуется, кто сейчас осуществляет его защиту. Володя отвечает — адвокаты Аграновский и Айвазян, но заявляет, что наряду с ними ему требуется общественный защитник. Дмитрий Аграновский поддерживает своего подзащитного и говорит, что им это необходимо для усиления защиты.

Все подсудимые и адвокаты ходатайство поддерживают. Костюк (сегодня она представляет обвинение в гордом одиночестве) возражает, так как предоставление общественного защитника – это «право суда, а не его обязанность». Суд удаляется в совещательную комнату, спустя 15 минут после чего выносит решение удовлетворить заявленное ходатайство.

На часах без двадцати час. «Продолжаем исследование доказательств».

Владимир Акименков просит пояснить, что это за видео? Но судья осаживает его и говорит, что слово ему не предоставлялось.

Начинается просмотр видеофайла, состоящего из пяти фрагментов, продолжительность каждого из которых составляет примерно 15 минут. Однако обозреть удалось только первые четыре фрагмента (пятый отказался открываться). На видео видно, как ОМОН вытесняет митингующих, проводит задержания, тащит демонстрантов за руки, за ноги, за волосы. На первом фрагменте видим, как ОМОНовец бьёт мужчину в лицо. На втором – одному из демонстрантов оказывают помощь медики. На третьем видно, как группа граждан со всех сторон окружена сотрудниками правоохранительных органов. Четвёртый фрагмент – явная нарезка; содержит отдельные, не связанные друг с другом кадры, сопровождающиеся бодрой музыкой (явно наложенной на видеоряд).

Бадамшин (адвокат Марии Бароновой) обращает внимание на то, что протокол просмотра видео не соответствует тому, что мы видели. Кроме того, защитник отмечает многочисленные факты ударов палками по голове со стороны сотрудников ОМОНа. Аграновский (адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова) говорит, что невозможно понять источник происхождения видеоматериалов. Более того, адвокат заявляет, что «запись, совершенно очевидно, подвергалась монтажу».

Сергей Кривов говорит, что сотрудники полиции были экипированы против безоружных людей более чем достаточно. Он тоже отмечает факты избиения граждан по голове, а также то, что некоторых из них тащат по асфальту. Кривов говорит, что видео – это не только нарезка по времени, но и по камерам. Оно «включено под музыку, то есть кто-то хорошо поработал». Сергей Кривов заявляет, что не увидел массовых бросков предметов. «Остановитесь, Кривов», — прерывает его судья. Он говорит, что на видео нет погромов. «Достаточно», — повторяет Никишина. Под крики «Молодец!» зал аплодирует. Судья «просит» весь последний ряд зрителей удалиться.

Вячеслав Макаров (адвокат Сергея Кривова), как и его коллеги, обращает внимание на полное несоответствие того, что написано в протоколе, тому, что было просмотрено. Далее он отмечает, что руки ОМОНовцев были в защите. Видно, как они наносят удары сверху и бьют через решётки граждан дубинками по голове. Помимо этого, наблюдаем массу нанесённых ударов руками, кулаками по лицам демонстрантов. Сами съёмки фрагментарны и взяты из разных мест, почему адвокат и заявляет сразу об исключении данного файла. Но Никишина напоминает, что «ходатайство не ставится сейчас».

Руслан Чанидзе (адвокат Леонида Ковязина) говорит, на видео можно увидеть 2 или 3 кабинки туалета, но ими явно не таранят кого-либо из сотрудников ОМОНа (о чём заявлял ранее на допросе свидетель обвинения Дейниченко).

Сумин (общественный защитник Владимира Акименкова) отмечает, что сотрудники полиции не испытывали угрозы со стороны граждан. Пример тому – один из сотрудников в фуражке, который становится спиной к демонстрантам (чего бы он никогда не сделал, если бы испытывал угрозу).
Владимир Акименков заявляет, что он и вовсе лишён возможности обозревать запись, но Никишина его перебивает.

Николай Кавказский пытается что-то сказать. Судья, почему-то, не даёт ему этого сделать: «Вам слово не предоставлялось, Кавказский». «А когда я смогу высказаться по этим видеофайлам?» — спрашивает Николай. Никишина делает ему замечание – он повторяет свой вопрос. Судья вновь делает замечание, но «великодушно разрешает» Николаю высказаться, пока устанавливается следующая видеозапись. Он говорит, что на видео не видно, чтобы сотрудники полиции представлялись или называли причину задержания, а некоторых из демонстрантов ОМОН тащит за волосы.

Слово берёт Костюк, но в этот момент включается видео, и её голос заглушается скандированием «Россия без Путина!» Запись приостанавливают. Обвинитель спрашивает, узнал ли кто-то из подсудимых себя на видео. Но Вадим Клювгант (адвокат Николая Кавказского) возражает: «Это не допускается на данной стадии». Вячеслав Макаров тоже хочет что-то сказать, но из-за вновь включённого видео его не слышно. Судья делает вид, что не замечает попыток адвоката.

Смотрим десятиминутное видео. Ничего нового: вытеснение демонстрантов сотрудниками ОМОНа, задержания, удары палками и снова задержания. Судья объявляет перерыв до 15:00.
С 20-минутным опозданием продолжаем заседание после перерыва. Смотрим порядка 10 видеозаписей, продолжительностью от минуты до пятнадцати. Содержание материалов неизменно. Адвокат Чанидзе замечает, что сотрудники полиции проявляют немотивированную агрессию по отношению к демонстрантам. О жёстком, необоснованном применении спецсредств говорит и Дубровин (адвокат Дениса Луцкевича и Александры Духаниной). Аграновский ещё раз говорит, что источник происхождения просмотренных видеофайлов совершенно непонятен, а как минимум первые пять из записей – не оригиналы.

Далее — просмотр ещё двух видео продолжительностью по 20 минут каждое. Помимо самой демонстрации, сотрудников ОМОНа и задержаний запись содержит и «интервью» с участниками несостоявшегося митинга.

В начале шестого судья объявляет перерыв до завтра до 14:00. Но по просьбе одного из адвокатов сдвигает время ещё на час.

Следующее заседание – 31 июля в 15:00.

Стелла Мхитарян

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.