официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Дело 12-ти. День 53-ий. 6 ноября. Репортаж из зала суда Стеллы Мхитарян

Слушания по «Делу 12-ти» продолжаются в Никулинском районном суде. При этом ведётся дело Замоскворецким судом.

Сторона обвинения, которую сегодня представляют прокуроры Стрекалова и Смирнов, просит допросить прибывшего свидетеля – сотрудника 2-ого оперативного полка Панюхина Евгения Владимировича.

Свидетель сообщает, что 6 мая 2012 года прибыл самостоятельно на общественном транспорте к метро Октябрьская. В его обязанности входило вести оперативную видеосъёмку на видеокамеру. Этот приказ он получил от своего непосредственного начальника на тот момент Соколова. Одна кассета рассчитана на час съёмки, и снимал Панюхин около часа. Но при этом он останавливал съёмку на паузу по своему усмотрению, а не вёл её непрерывно. По его словам, сначала он прошёл через рамки металлоискателей на Калужской площади, как и остальные демонстранты. А к пяти часам прибыл на Болотную площадь.

«Во время движения колонны митингующие с транспарантами двигались от метро Октябрьская, скандировали «Россия без Путина», «Долой полицейское государство», – говорит свидетель. Также он заявляет, что на Малом каменном мосту началась сидячая забастовка, колонна остановилась и дальше не продвигалась. «Молодые люди начали призывать остановиться, так как людей, якобы, не пропускали», – поясняет Панюхин. Позже он выдвинулся в сторону Болотной площади, причём движение было затруднено. Далее прошёл к сцене, где встретил Сергея Удальцова, который «призывал оставаться на месте».

Группа лиц, по утверждению свидетеля, пыталась прорваться через оцепление, в ответ сотрудники полиции начали производить задержания. Они выявляли наиболее агрессивных демонстрантов, которые кидали куски асфальта, и задерживали их. Самого момента прорыва оцепления он не видел, а наблюдал только «как пытались прорваться». Сквер имени Репина был огорожен, пройти туда было нельзя, пропускали только сотрудников полиции. Поджогов, погромов, переворачивания автомобилей, порчи имущества Панюхин не видел. Также он отмечает, что во время шествия демонстранты были настроены позитивно, а непосредственно на митинге произошёл всплеск негативных эмоций.

- Вам фамилия Кавказский знакома? – спрашивает Стрекалова. Свидетель отвечает утвердительно и говорит, что узнал её на опознании. А самого Николая увидел в первый раз на Болотной площади 6 мая прошлого года примерно в 15 метрах. Причём между ними были люди, которые постоянно перемещались. Вместе с тем Панюхин утверждает, что «видимость была хорошая», потому как он «находился на возвышении» – стоял на полуметровом бордюре из металлических ограждений. «Наблюдал глазами и через объектив», – заявляет свидетель. Сколько точно по времени длился эпизод с Николаем Кавказским, он сказать не может, примерно 10-15 минут. «Кавказский находился в группе лиц, которые вели себя более агрессивно, чем другие. Он перемещался в этой группе, которая кидала камни. Кидал ли Кавказский камни – не видел. Толпа была очень агрессивна, были выкрики «Бей ОМОН», – говорит Панюхин. Действовала ли описанная им группа лиц организованно или нет, он не знает. Но по его словам, Николай нанёс 2-3 удара руками сотруднику полиции, когда тот пытался кого-то задержать. Указанный сотрудник стоял к свидетелю спиной, а лицом к нему – Николай Кавказский. Тем не менее, свидетель заявляет, что Николай нанёс названному сотруднику один удар «в правую часть торса», другой в грудную клетку, третий – не видел, но уверен, что он был. Действия сотрудника полиции в ответ на удары Кавказского, якобы, заключались в замахе дубинки: «Видел один замах, были ли ещё – не видел». По утверждению Панюхина, сотрудник полиции пытался защититься от ударов замахом дубинки, после чего последовал удар Николая Кавказского ногой в сторону этого сотрудника, но попал Николай или нет – он не видел.

По сообщению свидетеля, сначала он давал показания на допросе, потом было проведено опознание, а затем очная ставка. Вадим Клювгант (адвокат Николая Кавказского) спрашивает, смотрел ли Панюхин со следователем видео? Тот отвечает отрицательно. Защитник уточняет, уверен ли он в этом? Тогда свидетель говорит, что не помнит, может быть и смотрел.

Требование митингующих «Пропускай!» и возгласы «За что Вы нас бьёте?» Панюхин 6 мая прошлого года не слушал. Как били граждан спецсредством ПР-73 (прим. – резиновая палка), как наносились удары дубинками – не видел, «видел, как замахивались».

Вадим Клювгант просит огласить протокол осмотра предметов (видеозаписи), протокол дополнительного допроса, протокол опознания и протокол очной ставки в связи с имеющимися противоречиями в показаниях, данных свидетелем ранее и в ходе судебного заседания. Сторона защиты поддерживает заявленное ходатайство, Стрекалова против. До вынесения решения судья Наталья Никишина объявляет перерыв до завтра, до 11:30.

Стелла Мхитарян

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.