официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Изложение фактов и вопросы ЕСПЧ по Болотному делу

Дмитрий Аграновский и КО выполнил перевод Изложения фактов и Вопросов Европейского Суда, поставленных перед Правительством Российской Федерации по Болотному делу. Перевод размещен в ЖЖ Дмитрия Аграновского.

Напомню, что ранее ЕСПЧ придал приоритет и объединил в одно производство “Владимир Акименков и 6 других против России” 7 жалоб – в отношении Владимира Акименкова, Ярослава Белоусова, Леонида Ковязина, Артема Савелова, Андрея Барабанова, Михаила Косенко и Николая Кавказского. Жалобе был придан приоритет и начат процесс коммуникации.
Vladimir Georgievich Akimenkov and 6 others v.Russia №2613/13 (по номеру первоначальной жалобы Владимира Акименкова).
Правительству Российской Федерации было направлено Изложение фактов (Statement of facts) Изложение фактов и Вопросы сторонам на 22 страницах текста на английском.
Европейский Суд поставил перед Правительством РФ как общие вопросы, так и индивидуальные вопросы по каждому из фигурантов.
ЕСПЧ задал вопросы по ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод о бесчеловечном обращении в отношении обвиняемых и подсудимых, по пункту «с» части 1 статьи 5 о предполагаемом неправомерном аресте (что большая редкость) и части 3 статьи 5 о предполагаемом неправомерном продлении срока содержания под стражей.
Правительство Российской Федерации должно ответить на вопросы Европейского Суда и выслать свой Меморандум в отведенные для этого 4 месяца – до 17 января 2014 года.
Кроме того, в ЕСПЧ поданы жалобы по Денису Луцкевичу, Алексею Полиховичу, Степану Зимину и Алексею Гаскарову. Решение по запросу о приоритете по ним ожидается.

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

Жалоба №2613/13
Владимир Георгиевич АКИМЕНКОВ и 6 других против России
(список заявителей прилагается)

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

ФАКТЫ.

Список заявителей приводится в приложении.
Заявители были задержаны по подозрению в активной роли в массовых беспорядках, которые, якобы, имели место во время политического митинга, состоявшегося 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Они были арестованы в разные даты в период с 28 мая 2012 по 5 сентября 2012 года.
Их изложение обстоятельств при которых состоялась демонстрация и была разогнана властями, изложены в разделе А ниже. Факты, касающиеся ареста и задержания каждого из заявителей и их жалобы, изложены в разделе В.

A. Общие сведения.

23 Апреля 2012 г. пять человек, ни один из которых не является заявителем в данном деле, представили уведомление о проведении публичной акции мэру Москвы заявив, дату, время и маршрут предполагаемого марша. Начало планировалось на 16:00, 6 мая 2012 года, предполагаемое количество участников – около 5000, которые должны были пройти от Калужской площади вниз к ул.Большая Якиманка и ул.Большая Полянка, к митингу на Болотной площади. Митинг был должен был завершиться к 19.30. В уведомлении заявлено, что предлагаемая демонстрация призван «выразить протест против нарушений и фальсификаций в ходе выборов в Государственную Думу и выборов президента Российской Федерации и обратить внимание на справедливость выборов, уважение прав человека, верховенства права и международных обязательств Российской Федерации».
4 Мая 2012 заместитель мэра Москвы назначил префекта округа Центральный в помощь организаторам демонстрации для поддержания общественного порядка и безопасности во время мероприятия.
5 Мая 2012 был официально опубликован план предполагаемой демонстрации, которая включала карту пространства отведенного для проведения марша и митинга. Центр Болотной площади был указан на нем как место митинга.
6 мая 2012 года вся Болотная площадь, за исключением узкой полосы вдоль набережной, была огорожена металлическими барьерами и оцеплена ОМОНом. Полоса могла служить только в качестве коридора, ведущего к входу в место проведения митинга и была оснащена 15 рамками.
Марш начался, как было запланировано, в 16:00. Явка участников превысила ожидания, но не существует консенсуса относительно точных цифр. Организаторы демонстрации считают, что около 25000 человек приняли участие в этом мероприятии. Полиция заявила, что количество участников было 8000 и оценки, приводимые в различных средствах массовой информации, варьируются от 45 000 до 120 000 человек.
Марш по Якиманке и Большой Полянке пошел мирно, без каких-либо нарушений. Однако, когда демонстранты прибыли к коридору, который был существенно уже, чем улицы по котором они шли, началась давка и паника. Очевидно, что некоторые протестующие попытались прорвать оцепление полиции, но они были вынуждены вернуться к огороженной зоне и начались столкновения между ними и полицией. Полиция, предположительно, использовала дубинки, электрошок и слезоточивый газ против протестующих.
Согласно официальным источникам 436 протестующих были арестованы и взяты под стражу на месте проведения демонстрации, но организаторы посчитали, их число недооценено и утверждают, что задержано было около 650 человек.
В тот же день Следственный комитет России Федерация возбудил уголовное дело и начал расследование по подозрению в массовых беспорядках и применения насилия в отношении представителей власти (статьи 212 § 2 и 318 § 1 Уголовного кодекса).
28 мая 2012 года расследование было также начато по подозрению в организации массовых беспорядков (статья 212 § 1 Уголовного кодекса). Два уголовных дела были объединены в тот же день.
22 Июня 2012 года Следственный Комитет создал следственную группу 27 из следователей и поручил им расследование уголовного дела, касающиеся событий 6 мая 2012.
В неустановленную дата двое активистов-правозащитников направили запрос в Следственный комитет, о возбуждении уголовного дела в отношении поведения полиции в указанных выше событиях, в частности предполагаемого подавления ими законной публичной демонстрации. Информации о последующей деятельности по этой просьбе нет.
Еще одна петиция была подана, также в неустановленную дату, 44 правозащитниками и членами неправительственных организаций, призывающих к пресечению репрессий против протестующих, которые были арестованы и привлечены к ответственности в связи с событиями 6 мая 2012 и отрицающих, что массовые беспорядки имели место в ходе демонстрации.

B. Индивидуальные жалобы заявителей.

1. Жалоба Акименкова (№ 2613/13).

Заявитель, Владимир Георгиевич Акименков, русский по национальности, 1987 года рождения, проживающий в Москве. В Суде Заявитель представлен Д.В.Аграновским, адвокатом, практикующим в г.Электросталь, Московской области.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержание под стражей.

Заявитель является политическим активистом, членом оппозиционного движения «Левый фронт».
Он утверждает, что 6 мая 2012 он прибыл на Болотную площадь принять участие в демонстрации. Он отрицает, что принимал участие в каких-либо столкновениях с полицией или принимал участие в каких-либо беспорядках
До 10 июня 2012 года заявитель продолжал принимать участие в различных санкционированных общественных мероприятиях, проживая по своему обычному адресу.
В этот же день он был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках между 17 и 18 часами 6 мая 2012 года.
11 июня 2012 года в Басманном районном суде г.Москвы началось слушание по ходатайству следователя о применении досудебного содержания под стражей в качестве меры пресечения в течение производства по делу . В тот же день судебное заседание было отложено, чтобы позволить следователю представить доказательства в поддержку ходатайства .
13 июня 2012 года слушания возобновились, был допрошен полицейский который свидетельствовал, что видел, как заявитель на 6 мая 2012 бросал некий объект в направлении полиции, но он не мог сказать, что это было и куда попал этот объект. На основании этих доводов суд вынес постановление об аресте и содержания заявителя под стражей до 10 августа 2012 года.
19 июня 2012 года Заявителю были предъявлено обвинение. Он был обвинен в участии в массовых беспорядках, соединенным с насилием, поджогами и уничтожением имущества, в частности, в том что бросил неопознанный объект в направлении полиции, который ни в кого не попал.
8 августа 2012 года Басманный районный суд рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока предварительного заключения заявителя. Заявитель просил освободить его, утверждая, что все необходимые следственные действия в отношении него уже проведены. Он представил личные гарантии двух депутатов Государственной Думы в поддержку его обязательства не препятствовать осуществлению правосудия и не скрыться от него. Он также утверждал, что содержание под стражей оказало негативное влияние на состояние его здоровья, опираясь на медицинские справки, и утверждал, что в заключении он не получал никакого лечения.
В тот же день суд постановил, что обстоятельства, которые оправдывали заключение под стражу, не изменились. Суд так же отметил, что были достаточные основания полагать, что заявитель, вероятно, может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать отправлению правосудия. Суд не уточнил причины и не ссылался на конкретные факты, подтверждающие вероятность неблагоприятных последствий освобождения заявителя.
Суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 6 ноября 2012 года. 12 сентября 2012 года Московский Городской Суд оставил в силе это решение.
29 октября 2012 года Басманный районный суд рассмотрел новое ходатайство следствия о продлении срок содержания под стражей заявителя. Заявитель попросил об освобождении и представил личные гарантии известного писателя и двух руководителей известных НПО. Кроме того он просил о применении залога как меры пресечения. В тот же день суд признал, что обстоятельства, которые оправдывали решение об аресте заявителя, не изменились и продлил срок содержания под стражей заявителя до 6 марта 2013 года.
7 ноября 2012 Заявителю были предъявлены новые обвинения. Квалификация преступления, в котором он был обвинен, осталась неизменной.
26 ноября 2012 года Московский Городской Суд оставил в силе постановление о продлении срока содержания под стражей от 29 октября 2012 года.
1 Марта 2013 года Басманный районный суд удовлетворил ходатайство следствия о новом продлении срока содержания заявителя под стражей, до 10 июня 2013 года, исключительно на тех же основаниях и отметил, что обстоятельства, которые оправдывали решение об аресте, не изменилась. 3 Апреля 2013 г. Московский городской суд поддержал этот порядок продления.
24 Мая 2013 года уголовное дело было передано в Замоскворецкий районный суд г. Москвы для рассмотрения по существу. 6 июня 2013 суд вновь продлил срок содержания заявителя под стражей, до 24 ноября 2013 года. Это решение касалось всех 12 обвиняемых по этому делу. Суд так же отклонил просьбу заявителя о любой иной мере пресечения, и постановил, что никакие другие меры не могут обеспечить исполнение правосудия.
2 июля 2013 года Московский городской суд поддержал это продление.

(b) Условия в следственном изоляторе, в зале суда и во время транспортировки в суд, а также условия оказания медицинской помощи.

С 14 июня 2012 до 17 сентября 2012 года с ноября 2012 года заявитель содержался под стражей в изоляторе временного содержания ИЗ-77/5 в Москве. Он утверждает, что содержался в различных камерах и что во всех условия были плохими. В частности, заявитель утверждает, о перенаселении мест изоляции, недостаточном освещении, недостаточной вентиляции, постоянном воздействии сигаретного дыма; чрезмерной жары летом и холода зимой, недостатке санузлов, отсутствии доступа к питьевой воде и отсутствии прогулок на свежем воздухе.
11 июля 2012 года заявитель обратился к начальнику СИЗО с просьбой провести ему медицинское обследование. Он так же утверждал, что быстро теряет зрение.
17 сентября 2012 года заявитель был переведен в следственный изолятор ИЗ-77/1, у которого имелась медицинская часть, где заявитель находился в течение пяти недель, чтобы пройти медицинское обследование. В медицинском заключении было указано, что заявитель не страдает ни одним из серьезных заболеваний, перечисленных в соответствующем перечне, и поэтому может содержаться под стражей. Заявитель не получал никакой медицинской помощи в следственном изоляторе.
Заявитель утверждал, что в изоляторе временного содержания ИЗ-77/1 условия были еще хуже, чем в других, в частности по причине переполненности, недостаточного света, недостаточной вентиляции, отсутствии некоторых оконных стекол и холода, недостаточных санитарных условий, отсутствии доступа к питьевой воде и отсутствии прогулок. Кроме того, заявителя в этом учреждении не могли посещать, он не имел доступа к радио, телевидению или прессе.
30 июня 2013 года заявитель был помещен в следственный изолятор ИЗ-77/2. Он жалуется на отсутствие прогулок на свежем воздухе и плохие санитарные условия.
Заявитель утверждает, что в ходе судебного разбирательства он и другие 10 подсудимых были втиснуты в маленькое помещение, отделенное пластиковой перегородкой от остальной части зала суда. В помещении не хватает пространства, вентиляции и практически ничего не слышно, что существенно препятствует ему участвовать в судебном разбирательстве. Скамейка не имеет спинки. Недостаток места не позволяет разместить документы или проконсультироваться с адвокатом в ходе судебного заседания.
По словам заявителя, конвойные помещения («коробки»), где он ждет до и после слушаний слишком малы, плохо оборудованы, не хватает вентиляции и света. Во время личного обыска, проведенного в конвойном помещении от заявителя требуется раздеться догола и выполнять приседания.
Заявитель также утверждает, что он подвергается транспортировке между СИЗО и залом суда на переполненных фургонах где нет вентиляции. Перевозка занимает около трех часов утром и до пяти часов вечером, что лишает его сна и горячей еды. Нет возможности использовать туалет во время перевозки.

2. Жалоба по Барабанову (№ 4966/13).

Заявитель, Андрей Николаевич Барабанов, русский по национальности, родившился в 1990 году и живет в Москве. Он представлен в Суде г-жой С. Сидоркиной, адвокатом, практикующим в г. Москве.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержания под стражей.

Заявитель утверждает, что 6 мая 2012 года прибыл на Болотную площадь, чтобы принять участие в мирной демонстрации, он не был вооружен и не имел никаких предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, не был намерен принимать участие в каких-либо беспорядках или столкновениях с полицией.
Когда произошла давка, заявитель пытался покинуть место события, но не мог сделать это как толпа была слишком плотной. Он был арестован случайно и он не выказывал никакого сопротивления полиции во время задержания.
В неустановленный день заявитель был признан виновным в неподчинении законному распоряжению сотрудника полиции по статье 19.3 Кодекса об административных правонарушениях. Он был приговорен к 24-часовому содержанию под стражей.
28 Мая 2012 у заявителя прошел обыск. В тот же день он был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении сотрудников полиции во время демонстрации 6 мая 2012.
30 Мая 2012 Басманный районный суд г.Москвы рассмотрел ходатайство следователя об аресте заявителя. Суд постановил что имеются достаточные основания полагать, что заявитель может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать расследованию уголовного дела. Суд указал, в частности, на то что следствие получило оперативную информацию из неизвестных источников, что заявитель имел связи среди футбольных болельщиков и групп анархистов. Эти утверждения отрицались заявителем. Суд так же отклонил просьбу заявителя об альтернативной мере пресечения; он также отклонил просьбу не избирать меру пресечения в виде содержания под стражей по состоянию здоровья и постановил оставить заявителя под стражей до 6 июля 2012. 27 Июня 2012 года Московский городской суд оставил это решение в силе.
5 июня 2012 заявителю были предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителя власти. В частности, он был обвинен в применении силы в отношении сотрудников полиции при задержании.
4 июля 2012 года Басманный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя сроком на четыре месяца. Обвинение полагало, что заявитель может воспрепятствовать правосудию ввиду серьезности обвинений и его предполагаемых связей среди футбольных болельщиков и групп анархистов; он также мог скрыться потому что не состоит в браке, не имеет стабильной занятости, имеет действующий загранпаспорт и достаточные финансовые средства.
Заявитель отверг какую-либо связь с футбольными болельщиками или анархистами. Он отметил, что не имеет судимостей, что он работал и жил вместе со своей сожительницей по его месту регистрации, что его мать тоже живет в Москве, и у него хорошие характеристики. Он предложил оставить в залог свой загранпаспорт и попросил об альтернативной мере пресечения.
Суд рассмотрел дело и продлил срок содержания заявителя под стражей, отметив, что имелись достаточные основания полагать, что заявитель, вероятно, может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать расследованию уголовного дела. Суд так же не уточнил причины и не ссылался на конкретные факты, подтверждающие вероятность неблагоприятных последствий освобождения заявителя. Продление ареста было вынесено, в соответствии с просьбой, до 6 ноября 2012 года.
6 Августа 2012 года Московский городской суд оставил это решение без изменения.
31 Октября 2012 года Басманный районный суд Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя на четыре месяца. Исключительно на тех же основаниях, что и ранее суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 6 марта 2013 года. 3 Декабря 2012 Московский городской суд оставил это решение в силе.
16 ноября 2012 года заявителю были предъявлены новые обвинения против заявителя, очевидно, квалифицированные по тем же статьям как и прежде.
1 марта 2013 года Басманный суд г. Москвы санкционировал дальнейшее продление содержания заявителя под стражей, до 28 мая 2013 года.
Это решение было также поддержано Московским городским судом.

3. Жалоба по Белоусову (№2653/13).

Заявитель, Ярослав Геннадьевич Белоусов, гражданин России, родившийся в 1991 году и живет в Москве. В Суде Заявитель представлен Д.В.Аграновским, адвокатом, практикующим в г.Электросталь, Московской области.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержание под стражей.

Заявитель является студентом факультета политологии Московского государственного университета.
Заявитель утверждает, что 6 мая 2012 он прибыл на Болотную площадь принять участие в демонстрации. Заявитель отрицает, что принимал участие в каких-либо столкновениях с полицией или массовых беспорядках.
17 мая 2012 года заявитель был осужден за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, по статье 19.3 Кодекса об административных правонарушениях. Он был приговорен к 24-часовому содержанию под стражей.
До 9 июня 2012 года заявитель продолжал учиться в университете, проживая по своему обычному адресу с женой и ребенком.
Позднее он был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках между 5 вечера и 8 вечера 6 мая 2012 года.
11 июня 2012 года Басманный районный суд Москвы рассмотрел ходатайство следователя об аресте заявителя на период предварительного расследования. Суд посчитал, что были достаточные основания полагать что заявитель, находясь на свободе, может скрыться от правосудия, продолжить свою преступную деятельность, угрожать свидетелям, или иным образом препятствовать правосудию. Суд не уточнил причин и не привел конкретных фактов, подтверждающих вероятность неблагоприятных последствий освобождения заявителя. Суд так же отклонил просьбу заявителя об альтернативных мерах пресечения, включая залог 500 000 российских рублей и личное поручительство; он также отклонил просьбу заявителя отказать в избрании меры пресечения в виде содержания под стражей по состоянию здоровья и постановил арестовать заявителя до 6 июля 2012.
18 июня 2012 заявителю были предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителя власти. В частности, он был обвинен в бросании неопознанного небольшого округлого предмета в сторону полиции, который попал в плечо полицейского. Было также отмечено, что заявитель выкрикивал лозунги.
2 июля 2012 года Московский городской суд оставил в силе решение об аресте заявителя.
3 июля 2012 года Басманный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя сроком на четыре месяца. Заявитель просил избрать иную меру пресечения до суда. Он предложил освобождение под залог в 500 000 рублей, личное поручительство депутата Государственной Думы, двоих муниципальных депутатов Москвы и одного ученого. Его просьба об альтернативной мере пресечения была поддержана петицией подписанной шестью московскими муниципальными депутатами и подкреплена характеристиками его места жительства и университета. Заявитель также просил освободить его по состоянию здоровья, представив медицинские справки, подтверждающие, что он страдает близорукостью высокой степени и астмой. В тот же день суд постановил, что причины для заключения под стражу не изменились и продлил срок содержания заявителя до 6 ноября 2012 года.
6 августа 2012 года Московский городской суд оставил решение в силе.
29 октября 2012 года Басманный районный суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 6 марта 2013 года исключительно на тех же основаниях отметив, что причины для заключения под стражу не изменились.
7 ноября 2012 года обвинения против заявителя были изменены – было добавлено упоминание о том, что полицейский получил гематомы в области головы, ноги и плеча в результате действий других лиц.
26 ноября 2012 года Московский городской суд оставил постановление о продлении срока содержания под стражей от 29 октября 2012 года в силе.
1 марта 2013 года Басманный районный суд постановил продлить срок содержания заявителя под стражей, до 9 июня 2013 года исключительно на тех же основаниях и отметил, что обстоятельства, которые оправдывали решение о его аресте, не изменились.
10 Апреля 2013 года Московский городской суд оставил это решение без изменения.
24 Мая 2013 года уголовное дело было передано в Замоскворецкий районный суд г. Москвы для рассмотрения по существу. 6 июня 2013 суд вновь продлил срок содержания заявителя под стражей, до 24 ноября 2013 года. Это решение касалось всех 12 обвиняемых по этому делу. Суд так же отклонил просьбу заявителя о любой иной мере пресечения, и постановил, что никакие другие меры не могут обеспечить исполнение правосудия.
2 июля 2013 года Московский городской суд поддержал это продление.

(b) Условия в следственном изоляторе, в зале суда и во время транспортировки в суд.

Заявитель содержался под стражей в изоляторе временного содержания ИЗ-77/5 в Москве. Он утверждает, что содержался в различных камерах и что во всех из них условия были плохими. В частности, заявитель утверждает, о перенаселении мест изоляции, наличии недостаточного освещения, которое ставило его зрение под угрозу, недостаточной вентиляции, постоянном воздействии сигаретного дыма, чрезмерной жары летом и холода зимой, недостатке санузлов, отсутствии прогулок на свежем воздухе, а также, что кровати в камерах для него были слишком короткими.
30 июня 2013 года заявитель был помещен в следственный изолятор ИЗ-77/2. Он жалуется на отсутствие прогулок на свежем воздухе и плохие санитарные условия.
Заявитель утверждает, что в ходе судебного разбирательства он и другие 10 подсудимых были втиснуты в маленькое помещение, отделенное пластиковой перегородкой от остальной части зала суда. В помещении не хватает пространства, вентиляции и практически ничего не слышно, что существенно препятствует ему участвовать в судебном разбирательстве. Скамейка не имеет спинки. Недостаток места не позволяет разместить документы или проконсультироваться с адвокатом в ходе судебного заседания.
По словам заявителя, конвойные помещения («коробки»), где он ждет до и после слушаний слишком малы, плохо оборудованы, не хватает вентиляции и света. Во время личного обыска, проведенного в конвойном помещении от заявителя требуется раздеться догола и выполнять приседания.
Заявитель также утверждает, что он подвергается транспортировке между СИЗО и залом суда на переполненных фургонах где нет вентиляции. Перевозка занимает около трех часов утром и до пяти часов вечером, что лишает его сна и горячей еды. Нет возможности использовать туалет во время перевозки.

с) Медицинская помощь.

11 июля 2012 года адвокат заявителя подал письменный запрос о возможности медицинского обследования заявителя. Он утверждал, что заявитель страдает близорукостью и астмой. 20 сентября 2012 года адвокат подал ходатайство аналогичного содержания следователю, расследующему уголовное дело в отношении заявителя. 3 октября 2012 года следователь удовлетворил ходатайство, но по состоянию на январь 2013 года медицинское обследование так и не было проведено.

4. Жалоба по Кавказскому (19327/13).

Заявитель, Николай Юрьевич Кавказский, гражданин России, 1986 г.р. проживает в Москве. В Суде Заявитель представлен А.Бабушкиным и С.Миненковым, адвокатами практикующими в г. Москве.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержание под стражей.

Заявитель является правозащитником, членом НПО «За права человека».
Заявитель утверждает, что 6 мая 2012 года прибыл на Болотную площадь, чтобы принять участие в мирном митинге, он не был вооружен, не имел предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, не был намерен принимать участие в каких-либо беспорядках или столкновениях с полицией.
25 июля 2012 года у заявителя прошел обыск. В тот же день он был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках во время митинга 6 мая 2012.
26 июля 2012 года Басманный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следствия об аресте заявителя на время проведения уголовного расследования.
Обвинение заявило, в частности, о том что следствие получило оперативную информацию из нераскрытых источников уличающую заявителя.
Суд установил, что имеются достаточные основания полагать, что заявитель может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать расследованию уголовного дела.
Суд так же отклонил просьбу заявителя об альтернативных мерах пресечения, таких, как домашний арест или личное поручительство двух общественных деятелей, отказал в удовлетворении ходатайства не заключать его под стражу по причинам, связанным со здоровьем и арестовал заявителя до 25 сентября 2012 года. 5 сентября 2012 года Московский городской суд оставил в силе это решение.
24 сентября 2012 года Басманный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя сроком на четыре месяца. Суд рассмотрел дело и продлил срок содержания заявителя под стражей, найдя, что обстоятельства, которые оправдывали заключение под стражу не изменилась. Суд так же отметил, что были достаточные основания полагать, что заявитель может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать расследованию. Суд не уточнял причины и не ссылался на конкретные факты, подтверждающие вероятность неблагоприятных последствий освобождения заявителя. Арест был продлен в соответствии с ходатайством, до 6 ноября 2012 года.
15 октября 2012 года Московский городской суд оставил в силе это решение.
31 октября 2012 Басманный районный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания заявителя под стражей на четыре месяца. На тех же основаниях, что и ранее суд так же продлил содержание заявителя под стражей до 6 марта 2013 года. 26 ноября 2012 года Московский городской суд оставил постановление о продлении срока содержания под стражей заявителю в силе.
3 марта 2013 года Басманный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя еще на четыре месяца. Исключительно на тех же основаниях, как и ранее, суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 6 июля 2013 года. 17 апреля 2013 года Московский городской суд оставил это постановление в силе.

(b) Условия содержания в зале суда и во время транспортировки.

Заявитель утверждает, что в ходе судебного разбирательства он и другие 10 подсудимых были втиснуты в маленькое помещение, отделенное пластиковой перегородкой от остальной части зала суда. В помещении не хватает пространства, вентиляции и практически ничего не слышно, что существенно препятствует ему участвовать в судебном разбирательстве. Скамейка не имеет спинки. Недостаток места не позволяет разместить документы или проконсультироваться с адвокатом в ходе судебного заседания.
По словам заявителя, конвойные помещения («коробки»), где он ждет до и после слушаний слишком малы, плохо оборудованы, не хватает вентиляции и света. Во время личного обыска, проведенного в конвойном помещении от заявителя требуется раздеться догола и выполнять приседания.
Заявитель также утверждает, что он подвергается транспортировке между СИЗО и залом суда на переполненных фургонах где нет вентиляции. Перевозка занимает около трех часов утром и до пяти часов вечером, что лишает его сна и горячей еды. Нет возможности использовать туалет во время перевозки.

c) Медицинская помощь.

Заявитель утверждает, что до ареста он страдал рядом заболеваний, которые требуют особого ухода и режима питания. В условиях заключения он не получает их, в течение первых пяти месяцев содержания под стражей он набрал около 20 кг веса, в следствие чего его мучают регулярные головные боли и боли в спине.
В ноябре 2012 года заявитель жаловался на ухудшение здоровья в медицинскую часть следственного изолятора и просил провести медицинское обследование. 30 ноября 2012 года заявитель обратился к начальнику СИЗО с просьбой назначить стационарное медицинское обследование. Заявитель повторил эту просьбу 14 февраля 2013 года.
15 апреля 2013 года заявитель был временно переведен в тюремную больницу, но он утверждает, что не адекватное обследование не было проведено. Он продолжает принимать лекарства, которые были прописаны до ареста и которые он получает от своей семьи.

5. Жалоба по Косенко (№ 15669/13).

Заявитель, Михаил Александрович Косенко, русский по национальности, родился в 1975 году, проживает в Москве. В Суде заявитель представлен В.В.Шухардиным, адвокатом, практикующим в Москве.
Обстоятельства дела, изложенные заявителем, могут быть представлены следующим образом.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержание под стражей.

8 июня 2012 года заявитель был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении сотрудников полиции во время массового мероприятия 6 мая 2012 года.
9 июня 2012 года Басманный суд округа Москвы избрал Заявителю меру пресечения в виде содержания под стражей. Нет информации, обжаловал ли заявитель это решение суда.
15 июня 2012 года заявителю было предъявлено обвинение в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении полиции.
В частности, 6 мая 2012 между 16:00 и 20:00 он, якобы, прибыл на место демонстрации и последовал за незаконными призывами других лиц прорваться через полицейские кордоны окружающие запретные зоны, предназначенные для проведения мероприятия.
При этом он, якобы, участвовал в нападении на К., одного из полицейских, в задачу которого входила охрана демонстрации; неустановленные лица забрали у К., шлем и дубинку, и положили на землю в то время как били его руками и ногами. Заявитель, якобы, ударил К. один раз и один раз пнул его ногой по телу.
5 июля 2012 года Басманный районный суд Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя на четыре месяца.
Просьба была подкреплена, в частности, справкой о том, что власти получили оперативную информацию от нераскрытых источников, что заявитель имел достаточно средств, чтобы покинуть Москву. Заявитель просил выбрать другую меру пресечения до суда, указав, в частности, что у него не было судимостей, он был инвалидом, страдающим психическим расстройством (шизофрения) и не пригоден для содержания под стражей. Он также утверждал, что он жил со своей семьей по своему адресу, находится под наблюдением психиатрического лечебного учреждения и получает пенсию по инвалидности по этому же адресу; он не в состоянии препятствовать проведению расследования, потому что свидетели уже были допрошены. Он оспаривал оперативную информацию, на которую ссылался следователь, что он, якобы, имеет достаточно средств, чтобы бежать, как ложную и полученную незаконным путем.
Заявитель попросил об альтернативных мерах пресечения, таких как освобождение под залог или под личное поручительство двух известных борцов за права человека, домашний арест.
Суд рассмотрел дело и продлил срок содержания заявителя под стражей, отметив, что имеются достаточные основания полагать, что заявитель, вероятно, может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать отправлению правосудия.
Суд не уточнил причин и не ссылался на конкретные факты, подтверждающие вероятность неблагоприятных последствий освобождения заявителя. Арест был продлен, как запрошено, до 6 ноября 2012 года.
24 сентября 2012 года Московский городской суд это решение.
1 ноября 2012 года Замоскворецкий суд округа Москвы провел предварительное слушание по делу заявителя. Заявитель просил избрать другую меру пресечения до суда, указав, в частности, что прокуратура не попросила о продлении срока. Суд, однако, отклонил его просьбу и продлил срок содержания заявителя под стражей до 22 апреля 2013 года. Слушание дела заявителя было назначено на 9 ноября 2012 года.
9 ноября 2012 года обжаловал свое дальнейшее содержание под стражей как незаконное. Суд отклонил эту жалобу.
Заявитель обжаловал решения 1 ноября 2012 года и 9 ноября 2012. Он просил изменить ему меру пресечения и освободить его под личное поручительство двух видных правозащитных активистов, которые вновь подтвердили свое поручительство в письменной форме.
13 Февраля 2013 г. Московский городской суд отклонил жалобы заявителя.

c) Медицинская помощь.

С 9 июня 2012 года по ноябрь 2012 года заявитель содержался под стражей в следственном изоляторе СИЗО- 4 в Москве.
Там не было медицинской части и заявитель не получал никаких консультаций и лечения.
В августе 2012 года заявителю был проведена комиссионная судебно-психиатрическая экспертиза. В ней указывалось, что заявитель страдает от параноидальной шизофрении и что он не в состоянии отдавать себе отчет в своих действиях понимать отрицательные последствия их.
Кроме того, что заявитель не был способен к пониманию причин его уголовного преследования, он представлял риск для себя и других и должен был быть помещен в психиатрическую больницу на стационарное лечение.
В начале ноября 2012 года заявитель был переведен в следственный изолятор СИЗО-2 в Москве, в котором было больничное крыло с психиатрическим отделением. Дело заявителя был отделено из основного уголовного дела и было передано в суд для рассмотрения с учетом его психического состояния.
На момент подачи этой жалобы заявитель оставался под стражей, и суд не принял решение о его уголовной правоспособности.

6. Жалоба по Ковязину (№ 13008/13).

Заявитель, Леонид Николаевич Ковязин, гражданин России, родился в 1986 году и проживет в Москве. В Суде заявитель представлен Р.Чанидзе и В.Самариным, адвокатами практикующими в г.Москве.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержание под стражей.

С 2006 по 2012 заявитель был студентом философского и филологического факультета Вятского государственного университета в г.Кирове. В то же время, с 15 декабря 2011 года и до своего ареста он работал в качестве видео-оператора для газеты «Вятский наблюдатель».
4 Мая 2012 заявитель получил задание от главного редактора газеты присутствовать на митинге 6 мая 2012 «Марш миллионов» на Болотной площади и сделать видеозапись этого мероприятия.
Заявитель утверждает, что 6 мая 2012 года прибыл на Болотную площадь, снимал события и не принимал участие в каких-либо столкновениях с полицией или беспорядках.
15 мая 2012 года заявитель представил кадры из событий 6 мая 2012 года в Болотной площади редакции газеты и они были опубликованы на ее сайте.
До 5 сентября 2012 года заявитель продолжал свою работу и исследования, живя по обычном адресу. В этот же день ему было предъявлено обвинение в участии в массовых беспорядках между 17 и 18 вечера 6 мая 2012 года. Он обвинялся, в частности, в том, что нарушил общественный порядок во время демонстрации, перевернув туалетную кабину и свалил ее на дороге, чтобы построить барьер против полиции и милиции.
7 сентября 2012 Басманный районный суд Москвы избрал заявителю меру пресечения в виде заключения под стражу сроком до 5 ноября 2012.
1 октября 2012 года Московский городской суд в силе это решение.
30 октября 2012 года Басманный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя на четыре месяца. Заявитель просил избрать ему другую меру пресечения до суда. Он предложил освобождение под залог в 750 000 рублей, или личное поручительство, подписанное четырьмя профессорами и коллегами. Его просьба об альтернативный мере пресечения была поддержана шестью петициями, которые подписали 45 журналистов и редакторов газет, периодических и Интернет-изданий, таких как «Новая газета», «Esquire», «Коммерсант», «Вятский наблюдатель», «Афиша» и «Грани.ру». Заявитель также просил освободить его по состоянию здоровья.
Суд изучил эти материалы и продлил срок задержания заявителя под стражей, отметив, что были достаточные основания полагать, что заявитель, вероятно, может скрыться от правосудия, продолжить свою преступную деятельность, угрожать свидетелям, или иным образом препятствовать правосудию. Суд не уточнил причины и не привел конкретных фактов, подтверждающих вероятность неблагоприятных последствий освобождения заявителя. Арест заявителя был продлен до 6 марта 2013 года.
28 ноября 2012 года Московский городской суд оставил в силе это решение.

(b) Условия содержания и медицинской помощь.

Заявитель содержался под стражей в следственном изоляторе СИЗО-4 в Москве. Он утверждает, что содержался в разных камерах и во всех условия были плохими. В частности, перенаселенность, недостаточная вентиляция, сильная жара летом и холод зимой, грязные санузлы, короткие кровати и отсутствие прогулок на свежем воздухе. Он также жалуется, что не получал даже книги и газеты от своей семьи в связи с ограничениями на печатные материалы в следственном изоляторе.
12 сентября 2012 года адвокат заявителя подал письменный запрос начальнику СИЗО-4 о возможности назначения медицинской экспертизы. Он утверждал, что заявитель страдает от близорукости, артрита и сколиоза и необходимо лечение, чтобы предотвратить осложнения в этих условиях. 3 октября 2012 года он так же подал аналогичное ходатайство следователю, расследующему уголовное дело заявителя утверждая, что заявитель не имеет возможности содержаться под стражей.
5 Октября 2012 года следователь отклонил это ходатайство как необоснованное.

7. Жалоба по Савелову (№ 60882/12).

Заявитель, Артем Викторович Савелов, гражданин России, родился в 1979 году и проживает в Москве. В Суде заявитель представлен Ф.Муртазиным, адвокатом практикующим в Москве.

(а) Задержание заявителя и досудебное содержание под стражей.

Факты, представленные заявителем, может суммировать следующим образом.
Заявитель утверждает, что 6 мая 2012 он прибыл на Болотную площадь в 3 часа дня, чтобы принять участие в мирной демонстрации, он не был вооружен, не имел при себе никаких предметов которые могут быть использованы как оружие и не был намерен принимать участие в каких-либо беспорядках или столкновениях с полицией.
Когда началась давка заявитель был случайно вытолкнут через кордон полицейских и был арестован; он не оказывал никакого сопротивления сотрудникам полиции при аресте. Административные обвинения были выдвинуты против него в тот же день, но он был освобожден, с обязательством присутствовать на суде по административному правонарушению 8 мая 2012 года.
8 Мая 2012 года заявитель был осужден за неподчинение законному требованию сотрудника полиции, согласно статье 19.3 Кодекса об административных правонарушениях. Он был приговорен к 24-часовому сроку содержания под стражей.
11 июня 2012 года в ночное время, заявитель был арестован у себя дома где он жил с родителями. Он подозревался в организации и участии в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, то есть, в преступлении, предусмотренном статьей 212 частями 1 и 2 Уголовного кодекса.
14 июня 2012 года Басманный районный суд Москвы рассмотрел ходатайство следователя об аресте заявителя на период уголовного расследования. Он постановил, что были достаточные основания полагать, что заявитель может скрыться от правосудия, продолжить свою преступную деятельность, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать отправлению правосудия. Он отклонил ходатайство заявителя об альтернативных мерах пресечения, включая залог 150.000 руб., личное поручительство или домашний арест и постановил содержать заявителя под стражей до 11 августа 2012. 11 июля 2012 года Московский городской суд оставил в силе это решение.
19 июня 2012 заявителю были предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием и в применении насилия в отношении представителя власти (ст.212 ч.1 и 2 и 318 ч.1 Уголовного кодекса).
9 августа 2012 года Басманный суд г.Москвы рассмотрел ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей заявителя на четыре месяца. Обвинение считало, что заявитель, скорее всего, может помешать расследованию в связи с тяжестью обвинения и из-за его предполагаемых связей между футбольными болельщиками и группами анархистов. Он также счел заявителя склонным к побегу в связи с тем, что тот не был женат, не имел стабильной занятости и ранее имел административное правонарушение (видимо, по причине его осуждения 8 мая 2012 года).
Заявитель возражал, отвергнув любую связь с футбольными болельщиками или анархистами. Он повторил ходатайство об альтернативных мерах пресечения, предложив залог в размере 150.000 рублей, личное поручительство, домашний арест или подписку о невыезде, обещал не покидать город проживания и присутствовать на заседании суда. Он также попросил отказаться от досудебного содержания под стражей по состоянию здоровья.
Суд рассмотрел ходатайство следствия и продлил срок содержания заявителя под стражей, отметив, что есть достаточные основания полагать, что заявитель может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или иным образом воспрепятствовать отправлению правосудия. Суд не указал причины и конкретные факты, подтверждающие вероятность неблагоприятных последствий в случае освобождения заявителя. Срок содержания под стражей был продлен до 6 ноября 2012 года.
10 сентября 2012 года Московский городской суд оставил это решение в силе.

C. Относимое национальное законодательство.

Уголовный кодекс России Федерации предусматривает следующее:

Статья 212 Массовые беспорядки.

«1. Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, -
наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет.
2. Участие в массовых беспорядках, предусмотренных частью первой настоящей статьи, -
наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.
3. Призывы к массовым беспорядкам, предусмотренным частью первой настоящей статьи, или к участию в них, а равно призывы к насилию над гражданами -
наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.»

Статья 318 Применение насилия в отношении представителя власти.

«1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей -
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет…»

ЖАЛОБЫ.

Все заявители жалуются, ссылаясь на статью 5 § 1 Конвенции, что их предварительное заключение не было основано на «обоснованных подозрениях», что они совершили уголовное преступление.
Кроме того, они жалуются, что их содержание под стражей не было оправдано «существенными и достаточными причинами», как того требует статья 5 часть 3 Конвенции.
Кроме того, заявители представили следующие индивидуальные жалобы:

Акименков (№2613/13)
Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции на плохие условиях его предварительного содержания под стражей в ИЗ-77/1, ИЗ-77/5 и ИЗ-77/2 в Москве, плохие условия в зале суда и во время транспортировки из тюрьмы.
Он также ссылается на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с недостатком медицинской помощи во время содержания под стражей.

Барабанов (№4966/13)
В соответствии со статьей 5 ст.4 Конвенции, заявитель жалуется на чрезмерную продолжительность судебных разбирательств, в которых Московский городской суд рассмотрел три его жалобы на решения, касающиеся его содержания под стражей (28 дней первая и вторая жалоба и 26 дней третья жалоба).

Белоусов (№2653/13)
Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции на плохие условиях его предварительного содержания под стражей в ИЗ-77/1, ИЗ-77/5 и ИЗ-77/2 в Москве, плохие условия в зале суда и во время транспортировки из тюрьмы.
Он также ссылается на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с недостатком медицинской помощи во время содержания под стражей.

Кавказский (№19327/13)
Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции о плохих условиях в зале суда и во время перевозки в автозаках.
Он также ссылался на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с недостатком медицинской помощи во время содержания под стражей.
В соответствии со статьей 6 заявитель жалуется, что условия содержания и размещения подсудимых в зале суда несовместимы с гарантиями справедливого судебного разбирательства.

Косенко (№ 15669/13)
Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции, что в течение первых пяти месяцев его содержания под стражей он не получал адекватной медицинской помощи в связи с его психическим заболеванием. Он утверждает, в частности, что лекарства, которые были прописаны ему до ареста должен были приниматься под регулярным наблюдением психиатра, но лечение продолжалось и после его ареста какого-либо без надзора вообще. Он утверждает, что его состояние в результате ухудшилось.
В соответствии со статьей 5 частью 2 Конвенции, он жалуется, что его предварительное заключение не было основано на «обоснованных подозрениях» в том, что он совершил уголовное преступление. Эта жалоба должна быть рассмотрена в соответствии со статьей 5 частью 1 Конвенции.
В соответствии со статьей 5 частью 4 Конвенции, заявитель жалуется на чрезмерную длительность судебных разбирательств, в которых Московский городской суд рассматривал его жалобу о заключении под стражу от 5 июля 2012 года. Он утверждает, что для этого потребовался 71 день, и полагает что не было никаких оснований для такой длительности.

Ковязин (№ 13008/13)
Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции на плохие условия его досудебного содержания под стражей в СИЗО-4 в Москве.
Он также ссылается на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с отказом властей провести ему медицинское обследование, с тем чтобы оценить, насколько его возможно содержать под стражей и проверить, он нуждался ли он в лечении во время содержания в тюрьме.

Савелов (№ 60882/12)
В соответствии со статьей 5 частью 4 Конвенции, заявитель жалуется на чрезмерную длительность судебных разбирательств, в которых Московский городской суд рассмотрел две его жалобы на решения, касающиеся его содержания под стражей (23 дня и 31 день соответственно).

 
ВОПРОСЫ СТОРОНАМ.

I. ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ВСЕХ ЗАЯВИТЕЛЕЙ.

1. В отношении каждого заявителя Правительству предлагается представить обновленную информацию о ходе уголовного дела заявителя и мерах пресечения, которые в настоящее время применяются к ним (содержание под стражей или иное). Если содержание заявителя под стражей был продлено позже даты последнего письма заявителя в Суд, предлагается указать общую продолжительность содержания под стражей и причины продления, а так же представить копии соответствующих постановлений о продлении, копии судебных решений.
2. В ходе разбирательств, в которых содержание под стражей было избрано или продлено (слушания по мере пресечения) убедился ли суд в том, что существовали «разумные подозрения» против заявителей, как того требует статья 5 часть 1 пункт «c» Конвенции? В частности, в ходе слушаний по мере пресечения, оценил ли суд доказательства, подтверждающие существование таких «разумных подозрений» (см.Худоеров против России, № 6847/02, § 180, 8 ноября 2005 года и Щеглюк против России, № 7649/02, § 43, 14 декабря 2006 года)?
3. Принимая во внимание такие причины на которые явно опирались национальные суды во время заключения под стражу (см., например, Быков против России [GC], №4378/02, § 66, 10 марта 2009 года, и Савенкова против России, №30930/02, §§85 и 87, 4 марта 2010 года), было ли заключение заявителей под стражу оправданно «существенными и достаточными причинами», как того требует статья 5 часть 3 Конвенции в взаимосвязи со статьей 5 частью 1 пунктом «с» их? В частности:
- Уважалась ли судами презумпция в пользу освобождения (в частности, насколько было распределено бремя доказывания (см. Власов против России, № 78146/01, § 108, 12 июня 2008 года и Моисеев против России, № 62936/00, § 154, 9 октября 2008 года)?
- Оценивались ли судами конкретные фактические обстоятельства, свидетельствующие о рисках, якобы созданных заявителями (см., например, Панченко против России, № 45100/98, § 107, 8 февраля 2005 года; Долгова против России, № 11886/05, § 49, 2 Марта 2006 года; Мишкеткул и другие против России, № 36911/02, § 57-59, 24 мая 2007 года; Гусев против России, № 67542/01, §§ 80-82, 15 мая 2008 года; Сизов против России, № 33123/08, § 53, 15 марта 2011; и Романова против России, № 23215/02, § 127-133, 11 октября 2011 года)?
- Рассматривали ли суды соответствующие доказательства для того, чтобы установить реальное существование этих фактов (см., например, Александр Макаров против России, № 15217/07, §§ 125–27, 12 марта 2009 года и Чумаков против России, № 41794/04, § 162, 24 апреля 2012 года)?
- Рассматривал ли суды возможность применения менее тяжелых мер пресечения для заявителей, таких как залог, домашний арест, электронное наблюдение, личные поручительства и так далее (см., например, Пшевечерский против России, № 28957/02, §§ 69-71, 24 мая 2007 года; Царьков против России, № 16854/03, § 70, 16 июля 2009 года; Миминошвили против России, № 20197/03, § 92, 28 июня 2011; и Федоренко против России, № 39602/05, § 71, 20 сентября 2011 года; см. также Постановление Верховного Суда России от 22 октября 2009 года )?
- Учитывали ли суды должным образом меняющуюся ситуацию с заключенными и меняющуюся необходимость в их заключении, продлевая им сроки содержания под стражей (см., например, Алексанян против России, № 46468/06, § 191, 22 декабря 2008 года; Сизов против России, приведенное выше, и Сокуренко против России, нет. 33619/04, § 87, 10 январь 2012 г.)?
4. Была ли властями проявлена «особая тщательность» в проведении судебного разбирательства в отношении заявителей, как того требует статья 5 часть 3 Конвенции? В частности, произвели ли суды оценку конкретных процессуальных действий, которые необходимо предпринять в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, а также причин, почему эти действия не были ранее предприняты или не могли быть предприняты более оперативно (см.Валерий Самойлов против России, №57541/09, § 123, 24 января 2012 года, и Сингаевский против России, №. 17628/03, § § 82-86, 27 марта 2012 года)?

II. ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЖАЛОБ.

Акименков (№2613/13)
(I) Были ли условия содержания заявителя в местах содержания под стражей ИЗ-77/1, ИЗ-77/5 и ИЗ-77/2 в Москве совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительству предложено прокомментировать все аспекты условий содержания которые озвучил заявитель. Правительству предлагается представить документальные доказательства, в том числе журналы регистрации заключенных, поэтажные планы, дневные планы, цветные фотографии санитарного оборудования и т.д., а также отчеты надзирающих прокуроров относительно условий содержания в каждом объекте.
(II) Были ли условия перевозки заявителя из следственного изолятора в суд и обратно совместимы со статьей 3 Конвенции?
(III) Были ли условия содержания заявителя под стражей в ходе слушаний в Мосгорсуде совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать утверждения, сделанные заявителем, в частности, касательно конвойного помещения и зала заседаний здания суда.
(IV) Выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Барабанов (№ 4966/13)
Соответствовала ли длительность судебного разбирательства в суде г.Москвы в данном случае, в котором заявитель пытался оспорить законность его предварительного заключения под стражу от 30 мая 2012 года и продления от 4 июля 2012 года и 31 октября 2012 года, «скорости», требуемой статей 5 параграфа 4 Конвенции?

Белоусов (№ 2653/13)
(I) Были ли условия содержания заявителя в местах содержания под стражей ИЗ-77/1, ИЗ-77/5 и ИЗ-77/2 в Москве совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительству предложено прокомментировать все аспекты условий содержания которые озвучил заявитель. Правительству предлагается представить документальные доказательства, в том числе журналы регистрации заключенных, поэтажные планы, дневные планы, цветные фотографии санитарного оборудования и т.д., а также отчеты надзирающих прокуроров относительно условий содержания в каждом объекте.
(II) Были ли условия перевозки заявителя из следственного изолятора в суд и обратно совместимы со статьей 3 Конвенции?
(III) Были ли условия содержания заявителя под стражей в ходе слушаний в Мосгорсуде совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать утверждения, сделанные заявителем, в частности, касательно конвойного помещения и зала заседаний здания суда.
(IV) Выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Кавказский (№ 19327/13)
(I) Были условия ли перевозки заявителя из следственного изолятора в суд и обратно совместимы со статьей 3 Конвенции?
(II) Были ли условия содержания заявителя под стражей в ходе слушаний в Мосгорсуде совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать утверждения, сделанные заявителем, в частности, что касается комнаты конвоя и зала заседаний здания суда.
(III) Выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Косенко (№ 15669/13)
(I) Учитывая историю психического заболевания заявителя, выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?
(II) Соответствовала ли длительность судебного разбирательства в суде г.Москвы в данном случае, в котором заявитель пытался оспорить законность продления ему срока содержания до 5 июля 2012 года «скорости», требуемой статьей 5 частью 4 Конвенции?

Ковязин (№ 13008/13)
(I) Были ли условия содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе СИЗО-4 в Москве совместимы со статьей 3 Конвенции? Правительство просят прокомментировать все аспекты условий содержания на которые жаловался заявитель. Правительству предлагается представить документальные доказательства, в том числе журналы регистрации заключенных, поэтажные планы, дневные планы, цветные фотографии санитарного оборудования и т.д., а также отчеты надзирающих прокуроров относительно условий содержания в этом учреждении.
(II) С учетом просьб заявителя о медицинском освидетельствовании, выполнило ли Правительство свои обязательства гарантировать, что, состояние здоровья заявителя и его надлежащее пребывание в настоящее время адекватным образом гарантируется, среди прочего, путем предоставления ему необходимой медицинской помощи (см.Макглинчи и другие против Соединенного Королевства, нет. 50390/99, § 46, ЕСПЧ 2003-V), как того требует статья 3 Конвенции?

Савелов (№ 60882/12)
Соответствовала ли длительность судебного разбирательства в Московском городском суде в данном случае, в котором заявитель пытался оспорить законность его предварительного заключения под стражу от 14 июня 2012 года и продленного 9 августа 2012 года, «скорости», требуемой статьей 5 частью 4 Конвенции?

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.