официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Защитник Дмитрий Борко: 42-й день процесса: Суд откровенно провоцирует конфликтные ситуации, стравливая между собой защиту и обвиняемых

03 октября 2013 года. День 43-ий.

Дмитрий Борко: Сегодняшний день “Болотного” процесса удручил меня дважды и очень сильно. Одна вопиющая история случилась в суде.

Мы в очередной раз три часа ждали начала заседания, что с переездом в Никулинский суд становится нормой. Ожидание в пустом коридоре (все лавки перенесли в зал) не способствует свежести. Тем, кого везут из СИЗО, еще хуже – их вывозят рано утром, а затем катают в пробках и держат в “отстойниках”. К семи часам вечера заканчивался допрос подполковника Беловодского. Завершал, как обычно, адвокат Макаров, известный своей манерой устраивать длительную осаду свидетелей. Оставались вопросы и у его подзащитного Кривова, и еще у кого-то. Все устали, стали просить отложить окончание на завтра. И тут сперва прокуроры, а затем и судья прямым текстом заявили защите УЛЬТИМАТУМ: вы не уйдете, пока не закончите допрос.

Глядя на голодных ребят в клетке, Макаров удрученно заявил: “Я не могу выдержать давление суда и прекращаю допрос”. Это был не просто откровенный ШАНТАЖ судьи Никишиной. Изнурительный процесс постепенно подтачивает силы участников и в первую очередь – защищающейся стороны, поставленной изначально в неравные возможности. Нервозность растет. Суд откровенно начал играть на этом, провоцируя конфликтные ситуации, стравливая между собой защиту, обвиняемых. Это уже за гранью. Я надеюсь, что все мы – имеющие отношение к процессу понимаем, кто посадил в тюрьму наших подзащитных и создал эту невыносимую ситуацию. Верю, что и они это понимают.

Второе расстройство принесла хорошая, казалось бы, весть: вчера вечером стало известно, что Amnisty International наконец признала узниками совести первую троицу подсудимых – Косенко, Акименкова и Савелова. Я радостно передал новость в Грани и отписался в блогах. Почему троих, я знал гораздо лучше многих. Поскольку сам уже давно и упорно “тормошил” международные правозащитные организации по поводу болотных узников, консультировал, помогал с материалами. Да, “международники” прошляпили этот процесс и раскачивались долго. Но надо еще понимать, что для Amnisty краеугольным камнем для признания человека “своим пациентом” является гарантия того, что он никоим образом НЕ ПРИМЕНЯЛ насилия. Это – их принцип, их особенность. И их право, черт возьми! мы ничего им не должны, но и они нам – тоже. Материалы Болотного дела они начали рассматривать давно. И эти трое оказались первыми, на кого, по мнению экспертов Amnisty, следствие не привело абсолютно НИКАКИХ формальных доказательств насилия с их стороны. Или уже были найдены доказательства невиновности (как в случае Косенко). Организации эти достаточно бюрократичны, принятие решения – дело долгое и сложное. Русские сотрудники очень хотели ускорить работу по Болотному делу. И, как только были собраны необходимые документы, “запустили” в работу первых троих. Продолжая работу по остальным. С тех пор были собраны многие новые материалы и доказательства. А вчера первую троицу официально “утвердили”. Это вряд ли что серьезно изменит. Но каждый возможный гвоздик считаю необходимым забить. Чем больше – тем ближе победа.

Каково же было мое изумление, когда я начал читать в блогах о несправедливости “иностранных правозащитников”, о том, что это вбивает клин между узниками. Придя в суд, я сразу спросил некоторых родителей. “Мы рады любой помощи любому из наших детей” – сказала мама Луцкевича Стелла. “Я уверена, что остальные получат этот статус вслед за первыми” – Наталья Кавказская.

Я понимаю, что наше общество больно недоверием и подозрительностью. Как могут мыслить люди в стране, где суд – это “как бы суд”, социальные медицина и образование – “как бы бесплатные”, а власть – “как бы выбрана”. И власть делает все, чтобы люди еще меньше верили в добро и возможность сотрудничества между собой. И все же мне больно.

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.