официальный сайт
БОЛОТНОЕ ДЕЛО

Генпрокуратура не ответила на вопросы Комиссии (18.06.2013)

Доклад Комиссии по итогам расследования "Болотного дела" (22.04.2013)

Публичные слушания "Болотное дело. Итоги общественного расследования" (22.04.2013)

Ролик о событиях 6-го мая

Фильм Таисии Круговых “184 задержания”

Фильм “Узники Болотной”

Фотовыставка "Смеешь выйти на площадь" (20-28.03.2013)

Письма узников Болотной. Максим Суханов и Лия Ахеджакова

Полина Осетинская в поддержку узников Болотной

 

Дело 12-ти

Первые общественные слушания по Делу 12-ти и Делу Косенко

 

1 июля в пресс-центре Комиссии по расследованию событий 6 мая 2012 года на Болотной в Москве прошли первые публичные слушания по «делу 12-ти» и делу Косенко. Члены Комиссии, Рабочей группы по общественному расследованию, адвокаты и родственники подсудимых, правозащитники и журналисты подвели первые итоги начавшихся процессов. Они констатировали обвинительный уклон процессов, отсутствие правовой логики в обвинении, неприемлемые условия, в которых подсудимые находятся по время процесса, многочисленные грубые нарушения со стороны судей и прокуроров.

Читать далее

Дело 12-ти. День 3-й. Запись судебного заседания 26 июня

1:40 Процесс назначен на 11-30. Но вовремя он не начался.

12:05 Судья спрашивает, кто отсутствует из защитников. Нет Динзе. Отсутствует защитник Зимина.

Духанина заявляет, что отказывается от услуг адвоката Арутюнова. Соглашение расторгнуто с ним. Судья требует официального расторжения в его присутствии. Присутствуют потерпевшие. Их трое. Крепкие молодые мужчины на первом ряду.

Судья предлагает стороне обвинения общедоступным бытовым языком сформулировать обвинение. Поскольку оно не понятно обвиняемым.

Прокурор Смирнов говорит, что обвинение было предъявлено ранее в письменном виде и зачитано вчера в суде. Но раз настаивают, то он сделает это. Перечисляет всех подсудимых и говорит, что они обвиняются в участии в массовых беспорядках и насилии по отношению к сотрудникам полиции, а Николай Кавказский, Артем Савелов и Леонид Ковязин в участии в массовых беспорядках, сопровождаемых насилием, поджогами и уничтожении имущества.

Барабанов отвечает первым. Не сориентировался еще, отвечает невнятно. Остальные отвечают, что обвинением им непонятно. Судья спрашивает всех об уровне их образования. Кривову понятны слова, но не смысл обвинения. Полиховичу обвинение не понятно. Луцкевичу, Акименков не понятно. Он говорит, что дело не в словах и уровне образования.  Судья перебивает, просто выкручивает.

Духаниной непонятно. Судья выясняет уровень ее образования, основной ли у нее русский язык.

Николай Кавказский говорит, что, как имеющему юридическое образование ему тем более непонятно обвинение. Аплодисменты в зале. Судья удаляет аплодирующих.  Кавказскому делают замечание за то, что не перестает пояснять свою позицию.

Леонид Ковязин начинает говорить. Его перебивает судья, спрашивает, какие слова ему незнакомые и говорит, что он заблудился.

Бароновой обвинение не понятно, у нее два высших полных, слова ясны  смысл нет. Судья спрашивает, какие незнакомые слова ей встретились. Все слова Бароновой ясны.

Смирнов просит допросить пострадавших и исследовать документы.

Бадамшин просит  изменить порядок исследования доказательств. Сначала посмотреть видео, а потом заслушать свидетельские показания. А показания  потерпевших — на усмотрение суда.

Семенов также просит сначала исследовать видеоматериалы

Дубровин просит для целесообразности и объективности начать с обзора видеозаписей. Иной порядок исследования материалов уточнит.

Николай Кавказский просит отвод судье. Причина: суд проявляет явную заинтересованность. В обвинении ничего нельзя понять и, следовательно, нельзя защищаться. Судья отказался вернуть дело в прокуратуру, и не обязала прокурора ответить на четко поставленные вопросы, между тем он, Кавказский, задал девять конкретных вопросов по своему обвинению. Суд  обязан обеспечить права всех участников процесса. Сторона защиты постоянно обращает внимание суда на условия нахождения в суде обвиняемых, невозможность им защищать себя в суде.

Указывает статью, по которой конвой подчиняется судье, а судья говорила обратное, то есть, врала, что конвой ей не подчиняется.

Слова Кавказского поддерживают все подсудимые и их адвокаты.

Общественный защитник Сергей Мохнаткин говорит, что у прокурора, похоже, нет и трех классов образования, раз он такое обвинение зачитывает.  Обвиняемые не получили ясного обвинения в суде, их права нарушены, это  было сделано на глазах судьи,  что говорит в пользу ее отвода.

Прокурор Смирнов: обвинение было предъявлено, стоит вопрос о доказанности обвинений.

12:56 После перерыва судья Наталья Никишина отклонила ходатайство Кавказского об отводе судьи. Адвокаты поддерживают ходатайство Бадамшина о первоначальном изучении  видеоматериалов.

Суд постановил на следующем заседании обеспечить просмотр видеоматериалов, а сейчас допросить обвиняемых, потом — потерпевших.

Сидоркина заявляет ходатайство о назначении защитником Сергея Шарова. Барабанов поддерживает.

13:30 Cудья удовлетворила ходатайство о допуске защитника Сергея Шарова к участию в процессе.

Адвокат Макаров заявляет ходатайство. Судья отклоняет. Макаров возражает  по порядку ведения. Возвращается к вопросу об отводе судьи. Он настаивает на праве высказаться по порядку рассмотрения дела, заявленного прокурором. Судья отказывает.

Макаров заявляет отвод судье. Настаивает на важности порядка ведения процесса. Предлагает вначале исследовать основные документы дела: Постановление о возбуждении уголовного дела, о разделении и объединении дел. По его мнению, эти документы составлены с нарушением закона.

Подчеркивает обвинительный уклон и заявляет отвод судье.

Подсудимые поддерживают. Адвокаты и защитники поддерживают. Лиханова, Пашков, Баронова — на усмотрение суда.

Прокурор Костюк не находит оснований для отвода  суда.

Судья ушла в совещательную комнату. Объявлен перерыв.

14:40 Судья отклонила ходатайство Макарова об отводе судьи Никишиной.

Адвокат Айвазян заявляет об отсутствии Макарова. Ему стало плохо, вызвали скорую помощь. Защитник Мохнаткин находится рядом с Макаровым.

Кривов заявляет о невозможности продолжения заседания ввиду отсутствия защитников.
Обвиняемые поддерживают Кривова и все просят перенести заседание, так как в отсутствии защитника   Кривова дальнейшее рассмотрение дела невозможно.

Адвокаты хотя и не хотят затягивать процесс но поддерживают.
Потерпевшие : на усмотрение суда и не возражает против продолжения.
Прокурор Костюк поддерживает ходатайство Кривова  и считает, что рассмотрение дела без адвоката нарушает права подсудимого.

Судья объявляет перерыв.  Следующее заседание пройдет в среду, 3 июля, в 11:30

При выходе из зала люди скандируют: «Ребята, держитесь!, «Мы вами гордимся!.  Скандируют в коридоре «Свободу!».

Дело 12-ти. День 3-й. Репортаж из зала суда

На этом деле испытывается система правосудия в России» — сказал один из
адвокатов о «болотном» деле.
Ну что ж: день третий — испытания продолжаются.

26 июня ознаменовано 2 заявлениями об отводе судьи.
Первый отвод в начале заседания заявил Николай Кавказский, один из обвиняющихся в
массовый беспорядках, обосновал заявление он тем, что судья заинтересована в
стороне обвинения. После перерыва отвод был отклонен. «Ну, еще бы, — говорят в коридоре, — ни один судья никогда отвод не возьмет».

Далее последовало ходатайство адвоката Сидоркиной, представляющей
Андрея Барабанова. Она ходатайствовала о том, что бы еще одним защитником
Барабанова стал гражданский активист, член комитета 6 мая Сергей Шаров. В ходе
обсуждения данного заявления высказались все участники процесса, но не успел
высказать адвокат Макаров, а судья удалилась для принятия решения. Суд
удовлетворил ходатайство — Сергей Шаров стал защитником Барабанова, а вот Макаров
тут же сделал заявление: «Вы нарушаете право Сергея Кривова на защиту, я заявляю
вам отвод», аргументировал он это тем, что судья не выслушала его мнение по
ходатайству адвоката Сидоркиной.

После перерыва, как и ожидалось, и второй отвод был отклонен. Тут неожиданно
обнаруживается отсутствие самого адвоката Макарова, адвокат Айвозян объявляет,
что Макарову стало плохо, его отвезли на скорой в больницу, и вместе с ним уехал
правозащитник Мохнаткин.

Началось обсуждение, возможно ли продолжение процесса без защитников Сергея
Кривова. Все участники процесса, и даже прокурор Костюк, на удивление зала,
единогласно говорили о невозможности продолжения, и только потерпевшие сумбурно,
наперебой твердили, что им «непринципиально».

Судья приняла решение, что процесс будет приостановлен, а продолжение его
состоится в среду 3 июня в 11.30 утра.

Любовь Паранго

Дело 12-ти. День 2-й. Репортаж из зала суда

Судебное заседание, первую часть которого можно ознаменовать словами, написанными на плакате одного из активистов с которым он встал прямо в коридоре суда «Суд обеспечьте права подсудимых», началось с часовой задержки. Задержка случилась от того, что на процесс опаздывали Духанина и Баронова, а также половины адвокатов. Судья, казалось, начинает школьный урок, отчитывая учеников за опоздание их одноклассников.

Спустя час слушание все же началось. Когда родственники, сочувствующие и журналисты заходили в зал, ребята, сидящие в стеклянной клетке, высматривали близких, как дети в лагере в родительский день. Трогательно, но страшно: эти каникулы не закончатся с исходом лета.

Судья, обнаружив, что у Андрея Барабанова сегодня день рождения, скупо произносит «Ну примите поздравления». К поздравлениям не спешат присоединяться трое потерпевших сотрудников ОМОНА Алехин, Архипов, Алгунов.

Прокуроры сегодня — Костюк, Стрекало и Смирнов (тот самый прокурор, которого облил водой Матвей Крылов и получил за это полгода ареста).

Слушание началось с ходатайства Артема Савелова, о том, что находясь в стеклянно клетке, ему плохо видно и слышно, а так же душно и тесно. Он просит предоставить ему стол, что бы он мог вести записи и полноценно защищать свои права. Его поддерживают и другие подсудимые: Кавказский говорит о пыточных условиях содержания заключенных перед судом в подвальных боксах, Акименков заявляет, что ему необходим зал с окном, здесь ему психологически не комфортно. Адвокаты один за другим заявляют о том, что они не могут выполнять функции защиты, ибо не слышат своих подзащитных, а те не слышат их, они просят создать надлежащие условия суда.

Судья ставит вопрос на обсуждение, и традиционно: подсудимые и их защитники считают невозможным проведения процесса в данных условиях, прокуроры же не видят препятствий, а мнения потерпевших, можно сформулировать в одной фразе, произнесенной омоновцем Алехиным «Для меня, э.., не проблема где, ээ.., подсудимые сидят».
Судья отклонила ходатайство.

Часть вторая «Какие призывы, такие беспорядки».

Суд перешел к следствию, и затараторила прокурор Костюк.

1)      Барабанов обвиняется в том, что вместе с Лузяниным, они повали сержанта полиции Круглова, сняли с него шлем и наносили удары.

2)      Белоусов обвиняется в то, что он бросил в полицейского Филиппова, твердый, желтый предмет шарообразной формы.

3)      Духанина обвиняется в том, что бросила не менее восьми раз куском дорожного покрытия в омоновца Зелянина.

4)      Зимин обвиняется в том, что прицельно бросил не менее трех раз куском асфальта 15 на 15 в кисть правой руки сотруднику омона Куватову.

5)      Кривов обвиняется в том, что вырвал палку у Аргунова, а так же толкнул полицейского Моисеева.

6)      Луцкевич обвиняется в том, что он вырвал из рука омоновца Троеринова шлем.

7)      Полихович обвиняется в том, что схватил за руку полицейского Тарасова, тем самым воспрепятствовав задержанию одного из демонстрантов.

8)      Савелов обвиняется в том, что, он схватил за кисть руки полицейского Гоголева.

9)      Акименков обвиняется в том, что он прицельно бросил древко от флага.

10)   Кавказский обвиняется в том, что нанес удар левой ногой по правому предплечью сотрудника полиции.

11)   Ковязин обвиняется в переворачивании шести туалетов.

12)   Баронова обвиняется в произнесении фразы  «Мужики, ну давите сюда! Давите сюда быстрее!», которая, по мнению следствия, побуждала к насилию и движению за грани митинга.

После перерыва 12 узников болотной комментировали предъявленные им обвинения. Все они говорили о том, что через толстое стекло, они плохо слышали слова прокурора и не признают свою вину, а комментарии сводились к тому, что они не могут понять сути предъявленных им обвинений.

Один из адвокатов удивлялся обвинениям «Не установлено место, не установлено время, но установлено, когда появился умысел». Так же хочется процитировать слова Кавказского  «В обвинение описаны действия, не имеющие отношения к массовым беспорядкам, так в чем же тогда меня обвиняют?». Все защитники согласились с отсутствием беспорядков 6 мая 2012 года на болотной площади, подтверждая это тем, что обвинение не приводит не одного доказательства их наличия, а лишь упоминает, что они были.

Говоря о массовых беспорядках адвокат Марии Бароновой шутит, вспоминая фразу которую вменяет в вину его подзащитной ,он говорит «Какие призывы, такие беспорядки».

На этом судебное приостановлено, продолжение будет  завтра в 11 часов в все том же 338 зале МосГорСуда.

Любовь Паранго

Дело 12-ти. День 1-й. Репортаж из зала суда

Тамара Лежнина:

24 июня 2013 года, первый день открытого процесса. Перед этим прошли три предварительных заседания в закрытом режиме, в которых решались процедурные вопросы.

В зал № 338, рассчитанный не более чем на 40 человек, могут войти слушатели — родственники, журналисты и сочувствующие. Проход к двери зала огорожен, как и в прошлые разы, железными стульями, у двери дежурят сотрудники в черной форме, у некоторых — нашивки «спецназ». Над дверью электронная табличка, сообщающая, что слушается дело некоего Курбатова, который не имеет никакого отношения к узникам Болотной. Заседание суда назначено на 12 часов.

Перед залом №338 весь холл заполнен людьми — человек сто — и каждый хочет попасть в зал. Ровно в 12 приставы начинают пропускать публику и сразу же образуется пробка. Первыми проходят представители СМИ, затем родственники, а уж потом — остальные. Пересчет «по головам» показывает, что в зале вместо возможных 40 человек разместилось 50. Те, кому не удалось войти, уходят в фойе на второй этаж — там будет видеотрансляция из зала заседания.

Ну а те, кто в зале, не отрываясь смотрят на стеклянную клетку-аквариум. Здесь весьма плотно «помещены» 10 мужчин: Андрей Барабанов, Ярослав Белоусов, Степан Зимин, Сергей Кривов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович, Артем Савелов, Владимир Акименков, Николай Кавказский, Леонид Ковязин. В клетке скамейка без спинки. И ни миллиметра свободного пространства. Ради того, чтобы взглянуть на своих близких и пришли, главным образом, родственники.

С началом суда разрешение на свидания получить удается немногим. Увидеть дорогие лица своих сыновей, мужей и друзей, показать, что мы вместе с ними, сегодня пожалуй намного важнее того, что будет говорить судья… Ребята выглядят неплохо, держатся, улыбаются и машут своим… Красивые интеллигентные молодые лица в клетке, охраняемой «спецназом»… Никто из них ранее не привлекался по уголовным делам и не был судим.

Перед клеткой за столами в два ряда расположились адвокаты – их больше, чем 12, несмотря на то, что некоторые из них отсутствуют по уважительным причинам. Обвинительное заключение содержит почти 3000 страниц, есть еще объемный видеоматериал – работы для адвокатов много, поэтому у некоторых подсудимых по два адвоката. Учитывая сложность и большой объем дела, понятно, что потребуются дополнительные защитники.

В зал входит судья, прокурор и судебный секретарь. Процесс начинается в следующем составе: судья Никишина Н.В, государственный обвинитель Костюк Н.В., секретарь Пазухина Е.Ю. Судья поднимает всех находящихся в клетке, и каждый из них называет свое имя, отчество, фамилию, адрес проживания, семейное положение, образование, место работы или учебы.

Также встают и дают о себе сведения две красивые молодые женщины — обвиняемые Александра Духанина и Мария Баронова, они сидят вместе с адвокатами. Это счастье, что мера пресечения их «преступления» не была связана с заключением под стражу, как у подсудимых мужчин.

Затем судья делает перекличку адвокатов. Четырех нет, но подсудимые не возражают против начала процесса.

Слушание дела начинается с ходатайства адвоката Дмитрия Аграновского, защищающего Ярослава Белоусова, о привлечении в качестве защитников близких Ярослава — жены Тамары Лихановой либо матери Александры Лихановой. Адвокат объясняет, что «обстоятельства, исключающие, в соответствии со ст.72 УПК РФ, участие лиц в производстве по уголовному делу в качестве защитника, отсутствуют». Судья спрашивает Тамару Лиханову, допрашивали ли ее по «болотному делу» в качестве свидетеля. Тамара отвечает, что спрашивали, кем является ей Белоусов и она сообщила, что он ее муж и у них есть общий ребенок. То есть после выяснения обычных формальностей следователь записал Тамару в свидетели. При этом она, студентка-политолог, в мельчайших деталях изучила материалы уголовного дела в отношении своего мужа и могла действительно стать надежным звеном и хорошим помощником адвокату, а теперь… Прокурор возражает, чтобы Тамара защищала своего мужа. Суд удаляется в совещательную комнату и по возвращении вновь перечисляет имена всех подсудимых и выносит решение: отказать.

Процедура повторяется, но уже с Александрой Лихановой. Суд вновь удаляется. А затем после возвращение в зал оглашает решение: удовлетворить ходатайство — допустить Лиханову А.Б. в качестве защитника. Зал приятно удивлен – все привыкли к почти автоматическому отклонению судом всех ходатайств по «болотному делу», за исключением совсем мелких и незначительных.

Затем Сергей Кривов из аквариума заявляет ходатайство о допуске в качестве защитника правозащитника Сергея Мохнаткина. Прокурор опять подчеркивает, что это право, а не обязанность суда ввести заявленного подсудимым защитника, и просит отказать. Судья выходит для принятия решения, возвращается и уже в третий раз, зачитывает имена подсудимых. И опять удивление — Сергей Мохнаткин допущен к процессу в качестве защитника. Считаем это маленькой победой.

В перерывах судебные приставы удаляют всех из душного зала. Наши подсудимые продолжают сидеть в клетке-аквариуме. А адвокаты выстраиваются в очередь к отверстиям в этой конструкции, чтобы поговорить со своим подзащитными. Но не всем везет, Вячеславу Макарову так и не удается пообщаться с Кривовым. Александры Лихановой.

Тяжелую атмосферу в зале нарушает испуганный крик Саши Духаниной: «Ой, таракан!». «Активнейшая участница массовых беспорядков» боится тараканов. Адвокаты и ребята в клетке смеются… В зале на минуту спадает напряжение.
В три часа судья объявляет перерыв до 14.00 следующего дня.

Люди покидают зал, а ребята в клетке остаются, машут своим на прощание. На них оденут наручники и поместят в «стаканы», потом — в фургон-перевозку, и обратно в тюрьму. В свои камеры они попадут уже к ночи. Процесс обещает быть долгим… Большинству ребят от 22 до 26 лет… Год жизни у них уже отняла тюрьма…

Любовь Паранго:

24 июня состоялось первое открытое заседание по Болотному делу.  Суд вела судья Замоскворецкого суда  - Наталья Никишина, прокурор – Костюк. Предварительное слушание началось стандартно: обвиняемые представляются, называют гражданство, семейное положение (Леша Полихович гордо говорит «Женат», его свадьба состоялась всего две недели назад 10 июня), оглашается состав суда (сегодня отсутствуют адвокаты Сидоркина, Емельянов, Айвазян, Мирошниченко, Арутюнов).

Далее двое из адвокатов ходатайствуют о добавлении защитников их подопечным: представителем Ярослава Белоусова может его жена Тамара Плеханова, или в случае отказа — теща, защищать Сергея Кривова может Сергей Мохнаткин. На рассмотрение каждого ходатайства объявляется перерыв, и позже отдельный перерыв, чтобы найти Сергея Мохнаткина, которой не успел вернуться в зал после одного из предыдущих перерывов.

Активисты, пришедшие на процесс, шутят в твиттере, о том, что вместо суда адвокаты устроили массовое свидание с ребятами. Так это и выглядело со стороны: ребята в клетке, а напротив группа поддержки: родственники, друзья, знакомые. Через стекло не пообщаешься, вот и стоят эти люди, смотрят друг на друга, разделенные страшной несправедливостью.

Ходатайство о добавлении в защитники жены Белоусова отклонено, в связи с тем, что у нее был допрос, на котором она давала характеристику Ярославу, и таким образом суд посчитал ее свидетелем по делу, не беря во внимание тот момент, что в материалах дела свидетелем она не значится. Ходатайство же о новых участниках процесса Сергея Мохнаткина и тещи Белоусова были удовлетворены и таким образом теперь они могут участвовать в слушаниях.

В связи с отсутствием адвоката Саши Духаниной суд принимает решение перенести продолжение заседания на следующий день. 25 июня, 14 часов в МосГорСуде продолжится дело двенадцати.

Суд же сегодня охарактеризовать может небольшой инцидент, случившийся в очередном перерыве: Саша Духанина отпрыгивает от стола с криком: «Таракан!» Один из адвокатов шутит: «И эту девушку обвиняют в участии в массовых беспорядках».

Дело 12-ти. Третье заседание предварительных слушаний 18 июня

Председатель Замоскворецкого райсуда Москвы Наталия Никишина, ведущая процесс по «делу двенадцати», в ходе предварительных слушаний отклонила почти все ходатайства обвиняемых и их защитников. Как сообщается в твиттереподсудимой Марии Бароновой, в части ходатайств Никишина отказала сразу после их заявления, для вынесения решений по другим удалилась в совещательную комнату.

Так, было отклонено ходатайство Алексея Мирошниченко, адвоката Алексея Полиховича, о прекращении уголовного дела.

Целый ряд ходатайств заявил Сергей Кривов. Он, в частности, потребовал предоставить для проведения процесса зал вместимостью не меньше 200 зрителей. Также политзек добивался рассмотрения дела коллегией из трех судей.

Наряду с этим Кривов настаивал на исключении из материалов дела протокола допроса, «проведенного обманом в здании СК», и всех документов, подписанных государственным адвокатом Лукьянцем, от услуг которого «болотный узник» сразу отказался. Еще одно ходатайство, поданное подсудимым, — об исключении из списка потерпевших тех полицейских, которые не упомянули, что ощутили физическую боль, и причинение вреда здоровью которых не подтверждено медэкспертизой. Также политзек потребовал признать недопустимыми ряд других доказательств, в том числе допросы полицейских с дословно совпадающими фрагментами текста.

Кривов заметил, что один из «потерпевших» омоновцев нанес ему «не менее 20 ударов резиновой дубинкой». «Болотный узник» потребовал признать потерпевшими всех граждан, пострадавшим от действий полиции. Кроме того, он ходатайствовал о запросе всех видео с вертолета и машин силовых структур.

Адвокат Бароновой Сергей Бадамшин подал ходатайство об исключении из материалов дела видеозаписи, на которой присутствуют его подзащитная и депутат Госдумы Илья Пономарев. Источник этой записи неизвестен, заметил адвокат. В то же время в видео имеются признаки монтажа. Наконец, фоноскопическая экспертиза показала, что голос подсудимой на записи идентифицировать невозможно. На основании изложенного он объявил видео с Бароновой и Пономаревым недопустимым доказательством.

Бадамшин также потребовал исключить из дела протоколы изъятия вещей Бароновой, поскольку в них искажены имена и адреса понятых.

Кроме того, Кривов и Бадамшин ходатайствовали о вызове новых свидетелей. Так, Кривов добивался, чтобы в суд были вызваны президент Владимир Путин, премьер-министр Дмитрий Медведев и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Адвокат Николая Кавказского Вадим Клювгант заявил о неправомерности присвоения статуса потерпевших 77 физическим и 5 юридическим лицам. Подсудимым вменяется причинение вреда только восьми физическим лицам и одному юридическому, заметил он. Остальные же, не имея отношения к процессу, получают «неправомерно большие полномочия, например могут влиять на избрание меры пресечения и оспаривать решение суда», заключил юрист.

Сам Кавказский добивался свидания с матерью и настаивал на определении порядка пользования телефоном. Также он просил о возможности передать матери доверенность на получение эпикриза, составленного после его недавнего обследования в больнице «Матросской Тишины». Никишина, однако, предложила политзеку подать эти ходатайства в Замоскворецкий суд особо.

Андрей Барабанов ходатайствовал о привлечении к делу еще одного защитника.

В начале заседания адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова Дмитрий Аграновский подал ходатайство об освобождении обвиняемых на время заседания из застекленной камеры. Защитник сослался на санитарные нормы, действующие с советских времен, а также подчеркнул, что размещение 10 обвиняемых в камере препятствует их общению с адвокатами в ходе слушаний. Он также напомнил о прецеденте в деле 39 нацболов, захвативших в декабре 2004 года приемную президента. Тогда в летние месяцы обвиняемые, также помещенные в отдельный отсек, из-за духоты теряли сознание в зале суда. Никишина, однако, сочла ходатайство Аграновского его частным мнением и отказалась ставить его на рассмотрение.

Адвокат Артема Савелова Фарит Муртазин заметил, что подавать новые ходатайства нецелесообразно, поскольку судья настроена предвзято. Тем не менее он присоединился к высказанным требованиям. Другие адвокаты тоже целиком или частично поддержали ходатайства, заявленные подсудимыми и защитниками.

В свою очередь, прокурор настаивал на том, чтобы отклонить все ходатайства защиты.

Никишина, оглашая отказы, сослалась в частности на то, что еще не успела изучить доказательства. Поэтому, заключила она, рассмотрение вопроса об их допустимости пока преждевременно.

Между тем Бадамшин и адвокат Кривова Вячеслав Макаров, напротив, уверены, что такие вопросы должны быть рассмотрены именно на этой стадии процесса.

Во вторник предварительные слушания по «делу двенадцати» завершились. 24 июня в открытом режиме начнется рассмотрение дела по существу. Заседание пройдет в 338-м зале Мосгорсуда. Начало в 12:00. Хотя дело рассматривает Замоскворецкий суд, слушания проводятся в Мосгорсуде, так как в районной суде нет помещения, пригодного для размещения всех обвиняемых.

Трое подсудимых по «делу двенадцати» — Владимир Акименков, Николай Кавказский и Леонид Ковязин — обвиняются в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК). Еще восемь — Андрей Барабанов, Ярослав Белоусов, Александра Духанина, Степан Зимин, Сергей Кривов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович и Артем Савелов — обвиняются также в применении насилия к представителю власти (часть 1 статьи 318). Марии Бароновой предъявлено обвинение в призывах к массовым беспорядкам (часть 3 статьи 212). 10 фигурантов дела заключены в СИЗО. В последний раз им продлили арест на предварительных слушаниях по делу 6 июня.

Грани.ру  Дмитрий Борко   http://grani.ru/tags/may6/m.215830.html

Дмитрий Динзе, адвокат

Все ходатайства защиты были отклонены, кроме одного: Кривову разрешили ознакомиться с некоторыми экспертизами. Очевидно, что суд прямо дает нам понять: вы не имеете здесь никаких прав.  (http://rosuznik.org/news/251)

Дмитрий Аграновский, адвокат

Работать невозможно! Подсудимые сидят в «аквариуме» на деревянных лавках, там жарко, спина у всех болит, общаться с ними через боковые окна приставы запрещают. Я на мягком комфортном стуле весь искрутился, а на таких лавках без спинки пару дней посидишь — не разогнешься! Да просто документы разложить негде! Я подал соответствующее ходатайство судье, но она, как и все остальные ходатайства защиты, его отклонила. Но мы будем добиваться приемлемых условий ведения процесса, будем подавать надзорные жалобы, в том числе в прокуратуру. (http://rosuznik.org/news/251)

Дело 12-ти. Два заседания предварительных слушаний 6 и 7 июня

«Таким образом в полном объеме удовлетворены все требования ходатайства прокуратуры. Все аргументы защиты и самих обвиняемых не приняты во внимание. »Грани.ру

Обвиняемым по «Болотному делу» продлили арест на шесть месяцев.

Судья Замоскворецкого районного суда Наталья Никишина приняла решение продлить на шесть месяцев арест десяти обвиняемых по «Болотному делу двенадцати», выделенному в отдельное производство. Для обвиняемой Александры Духаниной также продлен домашний арест, для Марии Бароновой продлена подписка о невыезде, сообщает Баронова в твиттере.

Таким образом в полном объеме удовлетворены все требования ходатайства прокуратуры. Все аргументы защиты и самих обвиняемых не приняты во внимание.

Защита подсудимых настаивала на несостоятельности ходатайства. Адвокаты обратили внимание судьи на то, что в документе в принципе отсутствует мотивировочная часть, а перечисленные фамилии обвиняемых содержат ошибки.

Сами обвиняемые в своих выступлениях подчеркивали, что по факту завершенного следствия они не имеют возможности повлиять на сбор доказательств по делу. Также они настаивали на том, что не собираются скрываться от правосудия, имея среди поручителей известных общественных и культурных деятелей.

Обвиняемый Андрей Барабанов в своем выступлении констатировал, что находится за решеткой уже более года. «Это слишком тяжкое наказание за те преступления, которые не были доказаны», — заключил он.

«Против удовлетворения ходатайства прокурора возражаю. Прошу отпустить нас всех домой!», — сказал Алексей Полихович, вызвав аплодисменты в зале.

Ранее в четверг защита обвиняемых подала судье ходатайство о возврате дела в прокуратуру. «Анализ обвинительного заключения показывают, что деяния инкриминируемые Кавказскому и другим противоречивы и неконкретны», — заявил адвокат Николая Кавказского Вадим Клювгант.

В интервью Ленте.Ру адвокат объяснял, что фундаментальная позиция защиты состоит в том, что массовых беспорядков на площади вообще не было. По словам, Клювганта, спор о доказываемости конкретных действий, инкриминируемых обвиняемым, вторичен, так как само деяние, которое составляет массовые беспорядки, в обвинении описано непонятно.

«То, что сформулировано обвинением как массовые беспорядки, по нашему мнению, беспорядками не является, не было их там. В обвинительном заключении я ответа на вопрос, что же обвинение считает массовыми беспорядками, не нашел — несмотря на то что заключение составляет более 2800 страниц. Я могу предполагать, что объем настолько велик именно по этой причине: когда сложно ответить на простой вопрос без ущерба для себя, суть покрывают многими слоями бумаг», — сказал защитник.

Ходатайство о возврате дела в прокуратуру также поддержал адвокат обвиняемого Артема Савелова Фарит Муртазин. По его словам, его подзащитному вообще не вручали обвинительное заключение, что является грубым нарушением со стороны следствия.

В начале заседания подсудимый Сергей Кривов также выступил с ходатайством об отводе судьи. Судья взять самоотвод отказалась.

Предварительное заседание по «Болотному делу» проходило в закрытом режиме в зале Мосгорсуда. Дело рассматривает Замоскворецкий суд, однако заседание было перенесено из-за того, что в районном суде нет помещения, способного вместить всех обвиняемых.

Перед началом заседания возле здания суда прошло несколько пикетов. Трое активистов, одетых в костюмы овощей, держали в руках плакаты с надписью «Требуем посадок». В течение дня перед зданием суда прошла серия одиночных пикетов в поддержку обвиняемых. При этом присутствовавшие у здания полицейские, по свидетельству очевидцев, штрафовали подходящих к пикетчикам людей за переход улицы в неположенном месте.

Позднее несколько десятков человек собрались в центре Москвы, чтобы выразить поддержку подсудимым.

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Designed by RT12Dec.